Станюкович Константин Михайлович
(1843-1903)
Проза

105

ними...

            Прошло еще семь дней томительной дороги, и, наконец, одним жарким утром фургон въехал во двор гостиницы маленького городка Виргинии.

           

         

      ГЛАВА XVII

           

            Старый Билль объявил, что дилижанс уедет через три часа и потому джентльмены имеют время взять ванну и основательно позавтракать.

            Обрадованные остановкой, Дунаев и Чайкин вошли немедленно в гостиницу и, заказавши завтрак, отправились брать ванну, чтобы основательно отмыться от грязи и переменить белье. После долгого переезда по жаре и в пыли они представляли собой довольно грязных джентльменов, и ванна была для них необходима.

            -- Эх, Чайкин, теперь бы в бане попариться. Разлюбезное было бы дело! -- заметил Дунаев, когда бой повел их туда, где были ванны.

            -- Чего лучше! -- ответил Чайкин и, вздохнувши, прибавил: -- Теперь никогда не увидим, брат, русских бань. Одни ванны. А в них не то мытье!

            Канзасцы, вместо того чтобы сделать то же, что сделали русские, торопливо ушли в город, даже не умывшись.

            -- Не теряют, черти, времени! -- проворчал Старый Билль и вслед за ними вышел из гостиницы.

            Он отправился в телеграфную контору. Знакомый телеграфист радостно встретил Билля и спросил:

            -- Куда шлете телеграмму? Что-нибудь случилось?

            -- Я никуда не шлю телеграммы. И пока ничего не случилось, а может случиться... Я за справкой. Были у вас сейчас два молодца?

            И Билль не без художественного таланта описал их наружность и в заключение назвал кандидатами на виселицу.

            -- Вы вправе, конечно, не отвечать, но дело идет о безопасности почты и двух других пассажиров, не считая меня.

            -- Только что вышли! -- отвечал телеграфист.

            -- Я имею основание думать, что эти мои пассажиры просто-таки агенты большой дороги.

            -- Сдается на то, Билль. Рожи отчаянные.

            -- Давали они телеграмму?

            -- Я знаю, Билль, что без особенной надобности вы не станете испытывать мою телеграфную совесть.

            -- Надеюсь.

            -- И потому я вам отвечу, что один молодец сейчас сдал телеграмму.

            -- Передана она?

            -- Нет. Только что хотел передавать.

            -- Так не передавайте ее!

            Телеграфист на секунду опешил.

            -- Не передавайте телеграммы, прошу вас!

            И Старый Билль передал про разговор канзасцев, слышанный им ночью у фургона.

            -- Он, наверное, телеграфировал в Сакраменто?

            -- Положим, что так.

            -- И звал несколько друзей к Скалистому ручью?

            -- Не несколько, а прямо шесть!

            -- Видите! Значит, я имею право просить вас не исполнять своей обязанности.

            -- Так-то так! Конечно, я не поступлю против совести, если не отправлю этой предательской телеграммы, Билль, призывающей к убийству. Ведь я знаю, Билль, вы будете защищаться и не позволите шести разбойникам...

            -- Восьми, телеграфист! -- перебил Старый Билль. -- Вы забыли еще двоих -- моих пассажиров.

            -- Тем хуже... Но вы, говорю, не позволите даже и восьми негодяям взять вас, как цыпленка.

            -- Конечно, не позволю, тем более что у меня будет еще двое помощников -- русских. Но трое против восьми -- игра неравна.

            -- Ввиду этого, повторяю, совесть моя будет спокойна. Не буду я виноват и против государства, если исполню вашу просьбу,

 

Фотогалерея

Stanjukovich 10
Stanjukovich 9
Stanjukovich 8
Stanjukovich 6
Stanjukovich 5

Статьи
















Читать также


Морские рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Что не хватает на нашем сайте?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту