Станюкович Константин Михайлович
(1843-1903)
Проза

104

писать". Ну мы смеемся, бывало: форси, мол, да нет-нет и накормим... Однако, братец ты мой, и есть захотелось.

            -- И мне хочется.

            -- Давай-ка у Билля спросим, скоро ли станция.

            Дунаев спросил у Старого Билля.

            Тот лаконически ответил:

            -- Через полчаса. На станции обедать будем!

            Нельзя сказать, чтобы наши земляки ехали очень удобно, сидя в передней части фургона. По временам и встряхивало порядочно, и солнце нестерпимо жарило им спины. Но они терпеливо переносили эти невзгоды, слушаясь совета Старого Билля, и, по обычаю простых русских людей, умеющих терпеть, еще шутили и смеялись и, несмотря на долгую и скверную дорогу, чувствовали себя бодрыми.

            Под вечер они обыкновенно, выходили из фургона и шли пешком, а на ночных остановках всегда спали у костра, дежуря по очереди, чтобы дать и Биллю возможность поспать. И держали они при себе ружья и револьверы главным образом потому, что Старый Билль боялся предательского нападения двух канзасцев.

            Они уж более не заговаривали ни с Биллем, ни с русскими и держались особняком.

            Только раз как-то, на ночной стоянке, один из молодцов насмешливо спросил:

            -- Кого это, джентльмены, все сторожите по ночам?

            -- Мало ли здесь мерзавцев бродит! -- отрезал Билль.

            -- Однако никто из мерзавцев не нападал?

            -- Сунься только! -- промолвил Дунаев.

            -- А что?

            -- А то, что я очень хорошо стреляю...

            -- Очень приятно слышать. Нам зато спокойно спится, зная, что нас сторожат. Спокойной ночи, джентльмены!

            В ту же ночь, когда дежурил Билль, он заметил, что из фургона вылез один из молодцов, и тотчас же приготовил револьвер...

            Но "молодец", постояв минуту, полез в фургон.

            -- Бдительны! -- шепнул он товарищу.

            -- То-то и есть. Надо подождать еще несколько дней. За Виргинией мы их всех уложим! -- проговорил канзасец со шрамом. -- А пока и не пытайся. Они не так глупы, эти русские, как ты полагаешь. Тогда с дамой этот барбос ловко меня провел, очень ловко. И вообще надо быть с ними осторожными.

            -- А что?

            -- Билль шутить не любит... Знаешь, как он одному пассажиру-агенту всадил пулю в лоб.

            -- Слышал.

            -- Как бы и нам не всадил.

            -- За что?

            -- Разве ты не видишь, что он догадывается, кто мы...

            -- Вижу... Но догадка -- не уверенность...

            -- Убеди-ка в том Билля! -- со смехом отвечал более осторожный агент.

            -- А как ты думаешь, у этого белобрысого глупого русского есть деньги?

            -- Есть.

            -- Сколько?

            -- Пятьсот долларов есть.

            -- Откуда ты знаешь?

            -- А он сам хвастал на пароходе. Я тогда там с наклеенной бородой был.

            -- Значит, у Дуна три тысячи да у этого пятьсот. Итого три тысячи пятьсот. Ну, у Билля с собой ничего нет. Он не возит денег... Зато его пробитый череп порадует агентов... Чего, дурак, не идет в компанию?

            Разговаривая в фургоне очень тихо, они не догадывались, конечно, что Старый Билль в эту минуту стоял рядом с фургоном и слышал все от слова до слова.

            Убедившись окончательно в том, что он везет двух агентов, Билль на следующее утро не подал им никакого вида, что знает, кто они, -- напротив, он даже стал любезнее и несколько раз заговаривал с

 

Фотогалерея

Stanjukovich 10
Stanjukovich 9
Stanjukovich 8
Stanjukovich 6
Stanjukovich 5

Статьи
















Читать также


Морские рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Что не хватает на нашем сайте?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту