Станюкович Константин Михайлович
(1843-1903)
Проза

102

русский -- из раскольников он был -- позвал к себе ночевать... Чехи обрадовались, накормили. И остался я у них опять жить вместе с Игнатием, этим самым раскольником. И скоро сдружились мы... Очень строгого поведения был человек, а добер... Все меня больше добрым словом наставлял, чтобы я не пьянствовал... А месяца так через два сманил он меня ехать в работники на ферму... "Там, говорит, у земли, лучше, чем в городе. И воздух легкий. А жалованье дают хорошее..." Ну, мы и поехали, и перед отъездом я ушел из компаньонов Мошки. А он за это выдал мне двадцать пять долларов. Шибко он торговал и о лавочке начал думать. И славное житье было на ферме, куда лучше, чем таскать ящики на спине... Благодать одна. Хозяин попался рассудливый и толковый. Очень доволен был работой. Мы вдвоем всю работу справляли, а ферма была большая. Завтракали и обедали мы вместе. Хозяйка приветная была... И так, братец ты мой, прожили мы с Игнатием два года... И было скоплено у нас у каждого по двести долларов... И я водки не пил вовсе: не достать было на ферме, да и не тянуло... Стыдно хозяев и Игнатия...

            -- А скоро ты языку обучился?

            -- Через год говорил по малости, а понимать, почитай, все понимал... И, верно, жили бы мы и дольше, но только тут случай вышел... Игнатий женился и ушел свою ферму строить... А участки тогда дешево продавались... А женился Игнатий на одной переселенке... И чудно это вышло, я тебе скажу. Остановилась недалеко от фермы партия переселенцев... на Соляное озеро шли, где мормоны живут... Так бесстыжая секта на Соляном озере обзывается. Там они и живут... Видел небось город ихний?

            -- Видел. Хорош город.

            -- А прежде тут пустыня была. Эти самые мормоны выстроили... Народ трудящийся, да только неправильный...

            -- Чем?

            -- Многожены, вроде бытто турок... Ну, так пошли мы под вечер к этим самым переселенцам, что пристали на ночевку... Всякого народа там много -- бедноты больше -- и мужчин и женщин... Посмотрели мы это, как они, усталые, варят себе пищу, послушали, как они молитвы распевают, и пошли домой на ферму, как видим: у перелеска сидит одна переселенка и горько-горько плачет. Ну, подошли. Видим, молодая и бледная девушка, с лица чистая и пригожая... И спросил ее Игнатий: "Чего, говорит, вы в сокрушении находитесь?" Она и обсказала, что смутили ее из Лондона обманом и что теперь только она узнала, куда она идет... А ей идти к мормонам не хочется... И как ей быть, не знает! "А вы не идите!" -- это ей Игнатий. "А как не идти? Куда я денусь? И меня не пустят!" -- говорит. На это ей Игнатий и объяснил, что мы живем на ферме и можем ее там укрыть до времени. И работа там найдется. А на ферме, мол, хозяева хорошие люди... "От беззаконной жизни вас спасут... Потому, говорит, мормонская жизнь беззаконная!" И так он это убедительно ей обсказал, что она доверилась и обрадовалась. И говорит: "Ежели спасти в самом деле меня хотите... приходите к этому самому месту, но ночью, когда в нашем лагере спать будут, и укройте меня где-нибудь, пока они не уйдут дальше". На том и порешили и, вернувшись на ферму, рассказали хозяину. Он согласился, а хозяйка даже очень хвалила Игнатия, что пожалел девушку, и обещала взять ее к себе в помощницы... "Только, говорит, не попадитесь переселенцам... А то вам плохо будет. Убьют!" Как

 

Фотогалерея

Stanjukovich 10
Stanjukovich 9
Stanjukovich 8
Stanjukovich 6
Stanjukovich 5

Статьи
















Читать также


Морские рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Что не хватает на нашем сайте?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту