Станюкович Константин Михайлович
(1843-1903)
Проза

101

А то свернул бы ему на сторону хайло! -- сказал Дунаев не без простодушия в голосе. -- Да еще, пожалуй, придется... Подозрительный народ...

            И, закуривши трубку, продолжал прерванный рассказ.

         

      2

           

            -- Так жил, говорю я, братец ты мой, по-хорошему, как в одно воскресенье вышел я погулять. Побродил по улицам и спустился к пристани... А там, знаешь, салунов видимо-невидимо. Зашел я в один салун и выпил, сперва один, потом другой, третий стаканчик, а там все больше да больше... И так, милый человек, пьянствовал я недели две, в запой, значит, вошел. Все деньги пропил, платье пропил, ночевал в ночлежных домах и был вроде последнего скота... И когда несколько пришел в себя, пошел на работу к своему старому боссу. Увидал он меня, значит, оборванного, пьяного, в одних штанах, и сердито покачал головой: нет, мол, такому пьянице работы. И прогнал... Ходил я по разным местам просить работы -- везде гнали вон... И в ту пору голодал я... Корки по ночам на улицах собирал... До точки до самой дошел... Вот тут Мошка, дай бог ему здоровья, и вызволил меня... Проходил я по одной глухой улице в самой полной отчаянности, можно сказать, как слышу, меня кто-то окликает. Смотрю, Мошка с лотком. Я к нему и первым делом: "Хлеба, говорю, дай"... Он мигом сбегал в съестную и принес хлеба и кусок мяса... И смотрит на меня, удивляется, в каком я виде и как я вроде будто голодного пса набросился на пищу. И как наелся я, так он и говорит: "Я вас на квартире искал, на пристани искал, -- все хотел вашу долю отдать, но нигде вас сыскать не мог. Пойдемте, говорит, ко мне". Пошли. Жил он в каморке, однако хоть и жид, а чисто. Приютил меня и первым делом принес костюм и все как следует; одним словом, в человеческий вид привел, и вечером, когда вернулся с улицы со своим лотком, сейчас мне счет подает: "На вашу, мол, долю причитается барыша пять долларов, а издержано, мол, на вас десять долларов -- пять, говорит, из запасного капитала. А завтра идите на работу. В таком виде вас примут. А чехи о вас беспокоились. Тоже искали. И живет у них теперь заместо вас один тоже русский, из беглых. А бежал он оттого, что свою веру хотел исполнять, а ему не позволили. Очень, говорит, хороший человек и тоже о вас спрашивал. А работает он у того босса, где и вы работали... А наши, говорит, дела идут хорошо. И товар хороший держу и кредит имею. И не забываю, что вы мне помогли тогда, и никогда не забуду!" -- говорит. И так тронул меня за душу этот Мошка, что и не объяснить. Прямо-таки спас... Отдал он мне свою койку, а сам лег на пол спать... А в пять часов утра побудил, напоил кофеем, и мы вместе вышли... Прихожу к боссу на пристань...

            -- Что же, взял он тебя?

            -- То-то, не хотел брать сперва. Он страсть не любил пьяных и сам не пил. Зарок положил никогда не пить. И вызвал он этого самого русского, что жил у чехов. И велел ему объяснить, что он такого пьяницу принять не может "Пусть, говорит, даст слово, что не будет пьянствовать, -- тогда, говорит, приму". Перевел это мне все русский и спрашивает: "Даешь зарок?" -- "Не могу, говорю, дать зарока, а постараюсь". Ладно. Доложил он мой ответ боссу. Тот усмехнулся в бороду и велел мне идти на работу... Ну и старался же я... Ах, как старался... Как к вечеру окончил работу и мне выдали два доллара, этот самый

 

Фотогалерея

Stanjukovich 10
Stanjukovich 9
Stanjukovich 8
Stanjukovich 6
Stanjukovich 5

Статьи
















Читать также


Морские рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Что не хватает на нашем сайте?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту