Станюкович Константин Михайлович
(1843-1903)
Проза

100

закурил в этой Америке. Думал, порки за поркой не будет... валяй вовсю... И вальнул...

            Дунаев на минутку примолк, откашлялся и продолжал:

            -- Месяц это либо полтора этак жил я по-хорошему. Работал на пристани, и босс меня первым рабочим считал, и у чехов в полном, можно сказать, удовольствии находился. Добрые люди были: и чех и жена его, чешка. Он столяр был, а она шитьем занималась. Ладно. Жил я таким манером и вовсе напитками не занимался. Потому в будни некогда: придешь домой, пообедал, да и спать. А по воскресеньям, когда, значит, шабаш, я около чехов остаюсь. Они непьющие, и мне нежелательно. Так только за обедом пивка кружки две выпью с чехом, -- вот и всего...

            Дунаев остановился... Он увидал карты в руках у одного из канзасцев и вдруг обратился к вчерашнему партнеру:

            -- А хотите сыграть? Мне хочется рискнуть на одну карту.

            -- С большим удовольствием. На одну так на одну Какая будет ставка?

            -- Двести долларов.

            -- Ставьте карту.

            -- Нет, ставьте вы, а метать буду я...

            -- Зачем же вы? Вчера метал я.

            -- А сегодня хочу я! -- настаивал Дунаев.

            Билль обернулся и сказал:

            -- Так-то оно правильнее будет... Вы сообразительны, Дун...

            -- Я не люблю понтировать... и никогда не понтирую! -- сказал канзасец.

            -- Так, значит, не хотите?..

            -- Метать могу, а понтировать нет...

            -- Ну, ладно, мечите. Позвольте-ка колоду!

            Дунаев внимательно пересмотрел карты.

            -- Ставьте деньги! -- сказал он.

            Игрок бросил двести долларов. Вынул и положил на пустой ящик такую же сумму и Дунаев.

            -- Готово? -- спросил он.

            -- Готово.

            -- Так позволите снять?

            -- Извольте.

            -- Опять на даму, что ли, поставить? -- воскликнул Дунаев.

            И, вынув из колоды пятерку, положил на нее двести долларов.

            -- Угодно открыть карту? -- спросил банкомет.

            -- Нет, зачем же. Мечите втемную. Хочу попробовать счастия на темноту...

            -- Будь по-вашему...

            Билль про себя выругал русского простофилю, который заранее объявил карту, и обернулся, чтобы посмотреть на игру.

            Молодец со шрамом стал метать... Через несколько карт направо упала дама, налево -- пятерка.

            -- Ну, Дун, вы несчастливы. Ваша дама бита! -- проговорил банкомет.

            -- Напротив, мне повезло. Пятерка дана!

            И с этими словами Дунаев перевернул свою карту. Увидевши пятерку, канзасец понял, что опростоволосился, поверив восклицанию Дунаева, и проговорил:

            -- Вы сегодня счастливы, Дун!

            -- Ну, Дун, втемную, видно, вам более везет! -- проговорил Билль и засмеялся, подмигнув ему глазом: дескать, ты не такой простофиля, как я полагал!

            А Чайкин, ничего не понявший, заметил по-русски:

            -- Брось! Не играй больше!

            Между тем Дунаев опустил четыреста долларов в карман и, улыбаясь своими серыми глазами, проговорил простодушным тоном:

            -- Сквитались, и будет. Не хочу больше обыгрывать вас.

            Канзасец убрал карты и заметил смеясь:

            -- И я не желаю обчищать вас, Дун...

            -- Так-то оно и лучше! -- внушительно промолвил Билль и погнал мулов.

            -- Ну, теперь можно и рассказывать, Чайкин... Двести долларов я вернул. А ловкий шулер. Его и не поймать.

 

Фотогалерея

Stanjukovich 10
Stanjukovich 9
Stanjukovich 8
Stanjukovich 6
Stanjukovich 5

Статьи
















Читать также


Морские рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Что не хватает на нашем сайте?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту