Станюкович Константин Михайлович
(1843-1903)
Проза

99

бросил это самое дело... и скрылся из этих мест... И только через несколько лет поступил в дилижанщики... И стал первым дилижанщиком... И пассажиров бережет и этих самых агентов изничтожает... Ненавидеть их стал... И те его не любят... Однако редко на его дилижанс нападают... Знают, что он стрелок отличный и винтовка у него, брат, на редкость.

            Правда ли это была, или же кем-либо сочиненная сказка, обратившаяся потом в легенду, трудно было сказать, но что в те времена на большой дороге между Денвером и Сан-Франциско о Старом Билле ходила такая молва, в этом Чайкину пришлось убедиться и потом.

            К восьми часам фургон поднялся на перевал. Оттуда дорога спускалась в равнину.

            -- Ну, садитесь, джентльмены... Теперь поедем рысью... И ружья можно положить... А на случай чего револьверы в кармане... Не так ли, Дун?

            -- Правильно, Билль. И нож вдобавок за кушаком! -- прибавил Дунаев, указывая на пояс.

            -- Вы, я знаю, бывалый... А все-таки сдурили.

            -- Знаю, знаю... Извините, Билль...

            -- Теперь этим молодцам вы задали заботы! -- сердито сказал Старый Билль.

            Он остановил мулов, и все сели в фургон.

            Канзасцы хотели было дать место Дунаеву, но он, к их удивлению, сел рядом с Чайкиным, лицом к двум молодым канзасцам.

            -- Вам, Дун, неудобно... Садитесь к нам. Место есть! -- предложил один из них.

            -- Мне и здесь хорошо... благодарю вас! -- ответил Дунаев.

            Канзасцы опять переглянулись, и Чайкин заметил это.

           

         

      ГЛАВА XVI

         

      1

           

            Между тем фургон спустился с горы и поехал по красивой зеленой равнине, полной цветов. Дорога была отличная, и в фургоне почти не трясло.

            -- Ну, земляк, теперь можно и про твое житье-бытье продолжать. Очень ты любопытно все обсказываешь про Америку! -- проговорил Чайкин.

            -- Да, братец ты мой, вольная сторона... И всякого народу здесь есть. Со всяких стран сюда приезжают -- счастия искать. А главное -- нет прижимки. И коли ты себя соблюдаешь, тебе все дороги открыты, даром что ты из простого звания... Да здесь звания не разбирают... Сегодня ты, скажем, дрова пилишь, а завтра тебя выберут в сенаторы, и никто не удивится... Наш один российский тоже на большую должность попал... после пяти лет, когда настоящим американцем стал, с правами, значит.

            -- И ты американец?

            -- Форменный... Хоть в губернаторы могу! -- добродушно рассмеялся Дунаев. -- Я ведь уже седьмой год как здесь... И если правду тебе говорить, так еду во Франциски жениться.

            -- На американке?

            -- На американке... Обученная! В школе была. Здесь, братец ты мой, все должны обучаться... Хочешь не хочешь, а учись!.. Свадьбу справлю и открою мясную... Надоело скот гонять... Ты на свадьбу-то ко мне приходи. Ужо я тебе и адрес дам...

            -- Приду беспременно... А ты, Дунаев, сказывай про свою жисть-то здесь...

            -- Да на чем я тогда остановился?

            -- А как ты Мошкиным компаньоном был и как он тебя вызволил... А по какой причине, ты и не объяснил...

            -- По какой причине?.. А из-за пьянства. Я, братец ты мой, на конверте первый пьяница был! Запоем пил до последних сил. И чуть бы я не пропал, кабы не добрые люди... Ну, так слушай, Чайкин, как все это вышло. Я расскажу тебе, как я в самом начале

 

Фотогалерея

Stanjukovich 10
Stanjukovich 9
Stanjukovich 8
Stanjukovich 6
Stanjukovich 5

Статьи
















Читать также


Морские рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Что не хватает на нашем сайте?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту