Станюкович Константин Михайлович
(1843-1903)
Проза

93

все бочки с солониной вынести наверх и пять приказал тут же выбросить за борт. И капитану и левизору, сказывали, была выволочка...

            А я тую ж ночь бежал на берег...

            -- Как же ты надоумился?

            -- Очень даже просто. Плавать я здоров...

            -- Значит, до берега вплавь? -- нетерпеливо спросил Чайкин.

            Рассказчик в качестве "обамериканившегося" человека лукаво подмигнул глазом и затем весело проговорил:

            -- Это самое и есть...

            -- Как же ты сделал?

            -- Очень просто сделал. Снял я, значит, в карцыре башмаки, оставил шапку, в коей было зашито два доллара, завязал я их в рубашку крепко-накрепко и вышел наверх...

            В эту минуту среди тишины раздался вдруг издалека свист, и Дунаев замолчал.

            Часовые у обоза взялись за ружья. Старый Билль проснулся, вскочил и, схватывая ружье, проговорил:

            -- Это, наверно, агенты свищут...

            -- Зачем? -- спросил Чайкин...

            -- Ждут ответа... от этих...

            И Старый Билль махнул рукой на почтовый фургон.

            Там как будто зашевелились.

            Раздался новый свист.

            -- Будьте спокойны... Ответа не будет! -- уверенно сказал Старый Билль.

            -- Отчего вы полагаете, Билль? -- спросил Дунаев.

            -- Оттого, что мы с вами тотчас же пристрелим свистунов! -- громко произнес Билль.

            Действительно, на свист ответа не было.

            -- Ну, продолжайте болтать, джентльмены, а я сосну... Молодцы не посмелятся сделать визита...

            И Старый Билль, положив около себя ружье, снова лег и скоро захрапел.

            Наши земляки положили ружья.

            -- Однако и сторона! -- протянул Чайкин.

            -- Это только в этих пустых местах. А то во всей Америке очень даже спокойно. Никакого разбою нет... Так только ежели промежду себя иногда поссорятся, так друг в дружку палят! -- успокоительно ответил Дунаев.

            -- Видел я в Денвере...

            -- А что?

            -- Из-за карт... в гостинице один другому всадил пулю... И никакой тревоги... Сидят все и пьют... бытто не человека, а кошку изничтожили.

            -- Очень просто... Не плутуй! Я ежели поймаю, что в карты нечисто играют, башку расшибу... Потому такой человек хуже всякого вора...

            -- И тебе приходилось бить?

            -- Приходилось...

            -- До смерти? -- со страхом спросил Чайкин.

            -- До смерти, слава богу, не было... А повреждение оказалось большое... А ты не плутуй! -- упрямо повторил Дунаев.

            -- А этот чисто тебя обыграл? -- спросил Чайкин, понижая голос до шепота, показывая рукой на фургон.

            -- Как бытто не совсем... Однако ловко ж он в таком разе плутует... Очень ловко!.. Я во все глаза смотрел и ничего не приметил... Только в сумление впал...

            -- Оттого и бросил играть?

            -- Да. А поймай я его, -- лежал бы он теперь, братец ты мой, с пробитой головой... Это как бог свят... Я быка кулаком ошарашиваю, а не то что человека. Бог мне силу дал! Ну, да я еще завтра его попытаю...

            -- Как?

            -- Попрошу сыграть...

            -- Брось лучше...

            -- Еще, быть может, свои доллары верну. А то, что им пропадать. Небось я кое-чему научился в Америке... Знаю, как шулеров ловить... Вот завтра увидишь...

            -- А ты, Дунаев, рассказывай дальше... На самом любопытном месте остановился... Это как с конверта бежал...

 

Фотогалерея

Stanjukovich 10
Stanjukovich 9
Stanjukovich 8
Stanjukovich 6
Stanjukovich 5

Статьи
















Читать также


Морские рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Что не хватает на нашем сайте?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту