Станюкович Константин Михайлович
(1843-1903)
Проза

90

удостоил обратить на эту воркотню внимания и, покончивши с едой, обратился к Чайкину:

            -- Не поможете ли развести костер, Чайк?

            Они отошли на несколько шагов, чтобы нарубить сучьев.

            -- Надо держать ухо востро, Чайк! -- сказал на ухо Чайку Старый Билль. -- Эти два молодчика подозрительны... Я думаю, что они агенты большой дороги и могут пустить нам пули сзади во время нападения их компаньонов. Потому я и не еду дальше. А этот дурак капитан, показавший свои деньги, недурная приманка...

            Вернувшись к станции, Старый Билль и Чайкин развели костер позади фургона.

            -- Ну, спать, черт возьми, так спать! -- проговорил молодой красивый брюнет и полез в фургон.

            За ним полез и другой и сказал капитану:

            -- Полезайте и вы... места троим хватит. Отлично выспимся!

            -- У костра на воздухе лучше, Дун! -- заметил Старый Билль.

            -- А пожалуй, что лучше!

            И с этими словами Дун, захватив с собою из фургона попону, одеяло и подушку, подошел к костру и стал стлать себе постель.

            -- Так лучше будет! -- значительно проговорил Билль.

            -- То-то, лучше! -- добродушно засмеялся Дун.

            -- А вы, Дун, извините, простофиля! -- шепотом сказал ему Билль. -- Деньги напрасно показывали этим молодцам. Теперь остерегайтесь их. Поняли?

            -- Понял. Спасибо, Билль.

            -- И не играйте с ними. Они известные шулера.

            -- Спасибо, Билль! -- ласково промолвил Дун.

            -- Ну, а теперь возьмите сюда винтовку да осмотрите револьвер и спите покойно. Я спать не буду... В ущелье шайка агентов. Думаю, что не посмеют напасть. Здесь много людей... А все-таки могут рассчитывать, что возчики перепьются... Впрочем, я предупредил их...

            Дун сходил за винтовкой. Вслед за ним и Старый Билль принес два ружья.

            -- Вы что это... в самом деле боитесь агентов? И вы, Билль? Мы не боимся и спать будем! -- крикнул из фургона один из молодцов.

            -- И хорошо сделаете! -- резко заметил Старый Билль.

            Принес и Чайкин попону, одеяло и подушку и, разостлавши все около костра, прежде, чем лечь спать, по обыкновению стал читать "Отче наш", осеняя себя крестным знамением.

            И только что Чайкин окончил молиться, как Дун радостно и взволнованно сказал по-русски:

            -- Земляк... российский... Вот не ожидал!

            И Дун, крепко пожавши руку Чайкина, троекратно поцеловался с ним.

            А Чайкин обрадованно сказал:

            -- Господи! вот-то где довелось... И давно вы в этой стороне!

            -- Шесть лет... А вы?

            -- Года еще нет...

            -- Давно из России?..

            -- Два года тому назад... Я матросом был...

            -- Матросом? Да ведь и я матросом на флоте служил... И звать меня Артемием Дунаевым... А по-здешнему выходит Дун... А тебя как звать? -- спросил Дунаев, переходя тотчас же на "ты".

            -- Чайкиным, Василием Чайкиным, а по-здешнему Чайк...

            -- Ну, Чайкин, рассказывай, что нового на родине... Давно ничего не слыхал. Из газет здешних только знаю, что батюшка царь император Александр Второй освободил хрестьян. Волю дал. Ну, а как матросское житье?.. Давай присядем у огонька... И как же я рад земляку... Как же я рад! -- говорил Дунаев, закуривая трубку.

            -- А я-то рад как...

            Они присели к костру, и Чайкин рассказал земляку свою

 

Фотогалерея

Stanjukovich 10
Stanjukovich 9
Stanjukovich 8
Stanjukovich 6
Stanjukovich 5

Статьи
















Читать также


Морские рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Что не хватает на нашем сайте?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту