Станюкович Константин Михайлович
(1843-1903)
Проза

82

с Бруксом и, расплатившись, пошел в свой номер спать.

            До его ушей долго еще долетали пьяные крики и ругательства. Но наконец он заснул.

         

      2

           

            Чайкин проспал крепчайшим сном до восьми часов утра.

            Когда он вошел в общую залу, Брукс был там.

            -- Ну что, отоспались, Чайк? -- спросил он, пожимая Чайкину руку.

            -- Отоспался... И жара какая, однако! А когда почтовый фургон идет?

            -- В одиннадцать. Времени еще много. Позавтракайте хорошенько, а потом пойдем покупать провизию. А вот и Старый Билль!

            В комнату вошел низкого роста, коренастый и плотный старик с седой бородой. Его красно-бурое, изрытое морщинами лицо с седыми клочковатыми нависшими бровями, из-под которых глядели серые, пронзительные глаза, казалось суровым. Он был в высоких сапогах, в кожаных штанах и в белом пиджаке; на голове была соломенная шляпа.

            -- Ну, Джипп... дайте-ка! -- произнес он грубым голосом, подходя легкой и бодрой походкой к прилавку и протягивая свою широкую загорелую руку хозяину.

            Хозяин налил рюмку рому, которую Старый Билль выпил с маху. Крякнувши, Билль проговорил:

            -- А затем можно и кофе пить. Так ладно будет.

            Он отошел от прилавка и подсел к Бруксу.

            -- Это тот самый молодчик, о котором вы говорили мне вчера, Брукс? -- спросил он, указывая бесцеремонно пальцем на Чайкина.

            -- Тот самый.

            -- Ладно... Довезем до Фриски! -- сказал он, протягивая Чайкину руку.

            -- А много пассажиров везете, Билль?

            -- Нет. Всего три пассажира, и все ваши. Откуда те двое?

            -- Из Канзаса.

            -- Вы их знаете, Брукс?

            -- Знаю.

            -- Кто они?

            -- Игроки.

            -- Очень счастливо играют? -- усмехнулся Билль.

            -- Да. И потому улепетывают из Канзаса.

            Билль, казалось, не особенно был доволен этими сведениями.

            Он отпил несколько глотков кофе и, обращаясь к Чайкину, сказал:

            -- Покажите-ка ваш револьвер!

            Чайкин вынул из-за пояса револьвер и подал Биллю.

            Старик внимательно осмотрел его и, возвращая назад, промолвил:

            -- Умеете стрелять?

            -- Не стрелял никогда. Из ружья учился.

            -- У меня есть запасная винтовка, если понадобится. А ну-ка, попробуйте выстрелить из револьвера вон в этот стакан! -- указал Билль на стакан, стоявший на одном из близких столиков. -- Как цена, Джипп?

            -- Десять центов.

            -- Так валяйте. Я плачу за стакан.

            -- А разве здесь стрелять можно? -- спросил Чайкин.

            -- Отчего же нельзя. Ну, цельтесь.

            Чайкин нацелился и выстрелил. Стакан разлетелся вдребезги.

            -- Отлично, Чайк... Зарядите снова...

            С этими словами Билль ушел.

            Вскоре Брукс с Чайкиным ушли покупать провизию на дорогу и через полчаса вернулись с большим ящиком, в котором был окорок ветчины, сухари, бутылка коньяку, сахар, кофе и кофейник.

            -- Ну, теперь все в порядке! Можете ехать! -- сказал Брукс.

            В одиннадцать часов Чайкин вышел на двор гостиницы и увидел легкий фургон, закрытый со всех сторон кожей, с отверстиями в виде маленьких окон. В задней части была почта -- тюки газет и писем, а впереди оставалось пространство, набитое сеном.

            -- Садитесь, джентльмены! -- крикнул Билль.

            Два молодых канзасца

 

Фотогалерея

Stanjukovich 10
Stanjukovich 9
Stanjukovich 8
Stanjukovich 6
Stanjukovich 5

Статьи
















Читать также


Морские рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Что не хватает на нашем сайте?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту