Станюкович Константин Михайлович
(1843-1903)
Проза

77

да увидали, что здесь много народа, и ушли...

            -- Ушли -- и делу конец. А вы напрасно только пугаете пассажиров, Джо! Команчи, быть может, имеют личные счеты с вами за то, что вы дорого продаете им ром... Не так ли, Джо? -- продолжал Брукс.

            Джо ничего не ответил, но объявил, что сегодня же поедет в форт и попросит пару солдат.

            -- А если вам их не дадут?

            -- Уеду к реке.

            -- А ранча?

            -- Продам ранчу. Уж есть покупатель... Довольно с меня и этого! -- прибавил он и, отдернув прядь кудрявых волос, показал глубокий и огромный шрам на лбу.

            -- Это прошлогоднее посещение чийенов? -- промолвил Брукс.

            -- Прошлогоднее, когда я уложил двух собак.

            -- Да, Джо. Вам лучше продать ранчу! -- сказал Брукс. -- Готовы ли леди и джентльмены? -- спросил он, обращаясь к пассажирам.

            Пассажиры и Брукс расплатились и вышли.

            Рассветало. На востоке занималась заря. Впереди синели сиерры.

            -- В дилижанс, леди и джентльмены! Прощайте, Джо! Не забудьте дать знать в контору, если вы оставите ранчу... Не забудьте поставить кого-нибудь за себя на станции... Дилижансу нужны почтовые мулы... Слышите, Джо?

            -- И без вас знаю, Брукс.

            -- Я только напомнил.

            -- Помню.

            Брукс щелкнул бичом, и дилижанс покатился.

            -- А индейцы в самом деле были? -- спросил Чайкин.

            -- Наверное, были.

            -- Я выходил в сад и слышал волчий вой. Я думал, что волки.

            -- Это не волки, Чайк. Им нечего выть. Они здесь сытехоньки... Им тут пищи много... Смотрите...

            И Брукс указал бичом на павших лошадей и волов у дороги, на которых сидели коршуны.

            -- Это были команчи. Они давно добираются до Джо.

            -- За что?

            -- А за то, что он порядочный таки негодяй. Он дорого продает индейцам водку и вообще обманывает их, лицемерно представляясь их другом. Еще недавно нападение команчей на одну ранчу возбудило подозрение, что индейцев натравил Джо, а после он же донес на них, и их судили и двух повесили... Быть может, индейцы И сообразили, с каким другом они имели дело.

            -- А индейцы показали на суде, что подстрекателем был Джо?

            -- Нет. Они умеют держать слово. Они не выдали его.

            Чем ближе дилижанс приближается к Денверу, тем становится душней... Воздух совсем раскаленный. Томит жажда, а питья хорошего нет. Вода в ручьях горьковатая. Но и ее пьют. Одни только несметные стада буйволов чернеют то впереди, то сзади, то пересекают дорогу. Дилижанс окружен со всех сторон этими животными, любящими низкую сладкую траву этих равнин.

            Но скоро эти зеленые равнины и стада остаются сзади. Дилижанс незаметно поднимается на возвышенность и едет по песку. Солнце печет немилосердно. Степь почти голая, полна ящерицами и змеями. В воздухе кишит саранча... Жилья нигде нет... Только бревенчатые шалаши-станции одиноко стоят. Там меняют мулов и едут дальше.

            Чайкин изнывал от жары и нетерпеливо ждал Денвера.

            Но под самым городом он увидал еще степной буран, напомнивший ему шквал на море. Но буран показался ему более ужасным.

            Это было часу во втором дня.

            В воздухе было особенно душно, и Брукс тревожно поглядывал на горизонт.

            -- Не нравится мне воздух! -- вдруг сердито проговорил он.

            -- А что?

 

Фотогалерея

Stanjukovich 10
Stanjukovich 9
Stanjukovich 8
Stanjukovich 6
Stanjukovich 5

Статьи
















Читать также


Морские рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Что не хватает на нашем сайте?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту