Станюкович Константин Михайлович
(1843-1903)
Проза

76

другой, и дорога другая -- куда хуже, и индейцев чаще будете видать, и менять мулов реже, и ехать тише, и ночевать где придется... За Денвером перевалите горы и поедете потом пустыней... Безлюдная, мрачная страна... А в Денвере вы запаситесь провизией. Оно вернее будет! -- прибавил мистер Брукс.

            Солнце склонялось к закату. Вдруг впереди что-то зачернело и послышался гул. То буйволы пересекали дорогу.

            -- Ишь ты! -- воскликнул по-русски Чайкин.

            -- Вы русский? -- спросил кучер.

            -- Русский! -- отвечал Чайкин. -- А вы как узнали?

            -- По вашему восклицанию. Я знаю русских.

            -- Где ж вы их видали?

            -- А здесь... в степи.

            -- Как так?.. Разве здесь есть русские? -- обрадованно спросил Чайкин.

            -- Есть. Они гонщики скота... Русских гонщиков предпочитают другим. Они всегда аккуратно пригоняют скот из Канзаса или из Ливенворта во Фриски... Там продают и возвращаются обратно. Хозяева очень ценят русских гонщиков скота... Честно делают свое дело и мужественно защищают от нападений индейцев.

            -- И много таких гонщиков?

            -- Человек пятьдесят.

            -- И давно они в этих краях?

            -- Давно, должно быть... У них около Ливенворта и своя деревня есть. И русские леди есть... Выписали из России.

            Уже стемнело, когда дилижанс подъехал к станции. Это была небольшая ранча, одна комната которой любезно была предоставлена пассажирам. Желающим раздавали буйволовые шкуры для подстилки на ночь.

            Чайкин поужинал вместе с мистером Бруксом и потом с радостью выпил две большие чашки горячего чая, который раздобыл Брукс от хозяина ранчи.

            Затем Чайкин вышел из ранчи и несколько времени стоял в саду, всматриваясь во мрак ночи. Воздух был свеж. Близость сиерр, покрытых снегом, давала себя знать.

            Кругом царила тишина. Только по временам раздавался протяжный вой.

            "Волк бродит!" -- подумал Чайкин.

            Скоро он вернулся в комнату и, разложив на полу буйволовую шкуру, положил подушку и, покрывшись одеялом, заснул.

            Когда с рассветом раздался звук почтового рожка, Чайкин быстро вскочил. Вставали и остальные пассажиры. Двое "молодцов Запада" посылали проклятия и ругательства, что их рано будят. Даже присутствие дамы не особенно стесняло их.

            Чайкин вымылся на кухне и, вернувшись, с удовольствием увидел, как хозяин ранчи, молодой канзасец с продувным лицом и плутовскими глазами, ставил на стол огромный кофейник, горячее молоко, чашки, сухари, бутылки с ромом и блюдо с ветчиной.

            -- Кушайте, джентльмены. Всего один доллар за завтрак!

            Пока пассажиры и кучер завтракали, канзасец рассказывал, что ночью он чуть было не побеспокоил джентльменов.

            -- Почему? -- спросили со всех сторон.

            -- Индейские собаки -- команчи -- бродили ночью слишком близко.

            Молодая пассажирка, ехавшая в Денвер к мужу, побледнела при этих словах. Не особенно приятное впечатление произвели эти слова и на двух почтенных мулатов, и на одного молодого рыжего господина, и на Чайкина. Только "молодцы" и Брукс спокойно продолжали уплетать ветчину.

            -- Не показалось ли вам, Джо? -- спросил Брукс.

            -- То-то, не показалось, Брукс, так как я не был пьян и слышал, как эти бестии перекликались по-волчьи... Они, наверное, хотели ограбить ранчу,

 

Фотогалерея

Stanjukovich 10
Stanjukovich 9
Stanjukovich 8
Stanjukovich 6
Stanjukovich 5

Статьи
















Читать также


Морские рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Что не хватает на нашем сайте?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту