Станюкович Константин Михайлович
(1843-1903)
Проза

72

А капитан действительно удивительный! -- говорил Чайкин, не замечая насмешки хозяина.

            -- Однако вы, сэр, еще зелененький. У нас в Америке врут правдоподобнее! -- добродушно рассмеялся янки. -- Вы не будьте в претензии. Я для вашей же пользы говорю. Уж если вам нужно напускать туман, то надо делать это чуть-чуть половчее. А вы не умеете!

            -- Я не вру! -- ответил Чайкин и весь вспыхнул.

            -- Тогда я, значит, первый дурак в Канзасе, с вашего позволения.

            Между сидевшими за столиками, ближайшими к буфетной стойке, раздался смех. Кто-то сказал, обращаясь к хозяину:

            -- А вы, Джемсон, не припирайте молодого иностранца. Вы не Старый Билль!

            -- И заметьте, Джемсон, отчего и не разбогатеть матросу, если, например, капитан нечаянно упадет за борт и в каюте окажутся деньги! -- со смехом заметил другой.

            Сконфуженный Чайкин проговорил, обращаясь к хозяину:

            -- Напрасно вы, мистер Джемсон, не верите...

            -- Канзасцы народ недоверчивый... быть может, вы не откажетесь назвать фамилию вашего удивительного капитана?

            -- Охотно. Капитан Блэк!

            Это имя вызвало сенсацию.

            -- Вы говорите -- Блэк, капитан "Диноры", которая недавно привезла ружья южанам?

            -- Он самый.

            -- Тогда извините, сэр. Охотно верю вам, сэр. Я кое-что слышал о капитане Блэке, сэр. Он отчаянный джентльмен, но умеет рассчитываться как следует. Дельце с военной контрабандой -- ловкая штука. И если он не был захвачен "Вашингтоном" и не был вздернут на фока-pee, то, следовательно, ему везет дьявольское счастие по-прежнему... Другой на его месте давно был бы на виселице... Когда-нибудь да попадет!

            -- За что он мог быть на виселице?

            -- За многое, за очень многое. Он под другим псевдонимом хорошо известен на дальнем Западе... Но только он так чисто вел дела, что повесить его было нельзя... Говорят, он подарил бриг своему помощнику, а сам уехал на север?

            -- Да. И уверяю вас, он станет другим человеком теперь! -- горячо произнес Чайкин.

            -- Способный и умный джентльмен... Он каким угодно человеком может быть... Однако вы, верно, хотите завтракать? Эй, Сам, подайте джентльмену позавтракать! Пятьдесят центов полный завтрак, сэр. А после завтрака Сам проводит вас в контору дилижансов. Возьмите билет и на обратном пути купите в моей лавке необходимые вещи... Я сам с вами пойду... А то такого, как вы, простофилю, приказчик соблазнится надуть! -- проговорил со смехом хозяин. -- Вот свободный столик... Садитесь... Сам сейчас вам подаст!

            Несколько сконфуженный и обиженный за бывшего капитана "Диноры", Чайкин досадовал, что пустился в откровенность с хозяином гостиницы и вызвал недоверие. Он решил впредь быть осторожнее и с первым встречным не откровенничать.

            Тем не менее неприятное объяснение с хозяином не помешало проголодавшемуся Чайкину съесть два больших куска поджаренной ветчины, пару яиц и несколько ломтей вкусного белого хлеба с маслом и сыром и выпить две большие чашки кофе с горячим молоком.

            Расплатившись, он вышел с негром слугой на улицу. Через полчаса он уже был в конторе дилижансов и спрашивал дешевое место до Сан-Франциско.

            Молодая барышня сказала ему, что осталось только одно место -- рядом с кучером.

            -- Отлично. Позвольте место.

 

Фотогалерея

Stanjukovich 10
Stanjukovich 9
Stanjukovich 8
Stanjukovich 6
Stanjukovich 5

Статьи
















Читать также


Морские рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Что не хватает на нашем сайте?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту