Станюкович Константин Михайлович
(1843-1903)
Проза

70

в черном люстриновом сюртуке и в высоком цилиндре. Он внимательно поглядывал на Чайкина, сидевшего в уголке, в отдалении от других, и наконец подошел к нему.

            -- Что приуныли, сэр? Такой молодой человек и как будто не весел! Куда едете? -- спросил старик грубоватым, резким, но в то же время полным добродушия голосом.

            Этот старик с выбритыми усами и длинной седой бородой сразу внушил к себе доверие, и Чайкин ответил, что едет в Сан-Франциско и не знает, где ему остановиться в Канзасе на ночь.

            -- Чтобы подешевле! -- прибавил он.

            -- Так вот отчего вы приуныли? -- рассмеялся старик. -- Ну, я могу вам помочь. Остановитесь в "Золотом якоре" на набережной, прямо против пароходной пристани.

            -- Очень благодарен вам! -- горячо поблагодарил Чайкин.

            -- И скажите хозяину, что вас прислал Старый Билль! Он вам правильный счет подаст и направит вас в контору дилижансов. Завтра и отправитесь на Запад, если торопитесь во Фриски и не намерены пробовать канзасского виски...

            -- Я не пью.

            -- И хорошо делаете, сэр. Я тоже не пью -- и хорошо делаю. Мне шестьдесят лет, а посмотрите, какой я молодец! Не правда ли? -- добродушно засмеялся Старый Билль.

            -- Правда!..

            -- Ну, прощайте. Мне сейчас выходить! -- сказал старик, пожимая Чайкину руку. -- От души желаю вам успеха!

            Вечером пароход подошел к Канзасу. Чайкин взял свой чемодан и вышел на пристань.

            Пробившись среди толпы, он вышел на ярко освещенную набережную и остановился в стороне, посматривая, где гостиница "Золотой якорь".

            Этой остановкой Чайкина довольно ловко воспользовался маленький мальчик в пиджаке, в соломенной шляпе, из-под которой выбивались непокорные черные кудри; он стоял на тротуаре около ящика, на котором лежали две сапожные щетки. Мальчик схватил ногу Чайкина и поставил ее в выемку на сапожном ящике с такою стремительностью, что Чайкин едва удержался на одной ноге.

            -- Держитесь крепче, сэр! Мостовая крепкая!

            Чайкин не успел сообразить, что все это значит, как уж маленький американец, смазавши быстрым движением руки башмак Чайкина ваксой, принялся чистить его двумя щетками.

            Тогда только наш матрос понял в чем дело и добродушно рассмеялся.

            -- Давайте-ка я отполирую другую лапу, -- приказал мальчик, когда один башмак блестел на диво. -- Можете обходиться без зеркала! -- прибавил он, не без гордости посматривая на дело своих рук.

            Чайкин поставил другую "лапу".

            Она была в минуту окончена.

            -- Сколько следует? -- спросил Чайкин.

            -- Со всех я беру по доллару, а с вас десять центов! -- засмеялся юный канзасец.

            Чайкин отдал монету и спросил:

            -- Где здесь гостиница "Золотой якорь"?

            -- Вы слепы, что ли? Она прямо перед вами. Вон вывеска! -- указал мальчик рукой.

            И в ту же минуту захватил ногу какого-то господина, остановившегося около ящика.

            -- Не надо!

            -- По-моему, необходимо. Ваши сапоги, сэр, могут пугать публику!..

            Господин рассмеялся и поставил ногу на ящик.

            "Экий дошлый мальчуг!" -- подумал, улыбаясь, Чайкин и направился через площадь в гостиницу. В конторе он обратился к хозяину с просьбой дать ему маленькую комнату и сказал, что его прислал Старый Билль.

            -- Два доллара

 

Фотогалерея

Stanjukovich 10
Stanjukovich 9
Stanjukovich 8
Stanjukovich 6
Stanjukovich 5

Статьи
















Читать также


Морские рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Что не хватает на нашем сайте?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту