Станюкович Константин Михайлович
(1843-1903)
Проза

59

стыдясь такой слабости, он дрогнувшим от волнения голосом проговорил:

            -- Довольно, довольно об этом, Чайк... Еще у нас три дня впереди... А вы... вы, Чайк, славный человек, и вас я никогда не забуду!

            И с этими словами Блэк крепко стиснул руку Чайкина.

            Чайкин тотчас же повеселел и вдруг проговорил:

            -- А наши матросики как терпят... Ах, как терпят... А все-таки живут, надеясь, что лучше будет. И непременно будет! -- решительно прибавил он.

            Блэк улыбался и стал расспрашивать Чайкина о прежней его жизни.

            В двенадцатом часу капитан провел своего гостя в номер, показал ему, как действовать электрическими звонками, посоветовал Чайкину утром взять ванну, которая помещалась в маленькой комнате, рядом с номером, и с вечера выставить сапоги и Платье, чтобы их вычистили, и, пожелав спокойной ночи, ушел, оставив молодого матроса несколько ошалевшим при виде роскошной обстановки и большой, застланной ослепительно белым бельем кровати, которая была в его распоряжении. Первый раз в своей жизни он, привыкший к курной избе и кубрику на судах, будет спать на такой кровати. И Чайкин чувствовал некоторое смущение, когда, раздевшись, осторожно улегся после молитвы на прямую пружинную кровать и, прикрывшись легким пикейным одеялом, задернул кисейный полог "мустикерки".

            Смущение скоро сменилось приятным чувством удовлетворенности уставшего тела. Обрывки мыслей путались в голове Чайкина, и он никак не мог их поймать. Полусонный, он затушил свечку и через минуту-другую уже храпел во всю ивановскую.

           

         

      ГЛАВА XI

           

            Когда на следующее утро Чайкин проснулся, он не без изумления протирал глаза, находясь еще под впечатлением последних сновидений. Во сне он видел себя на клипере, и боцман его ругал, обещая "начистить зубы". На этом обещании молодой матрос проснулся и... несколько секунд не мог сообразить, почему он лежит на мягкой постели и через тонкую ткань полога видит роскошную обстановку номера.

            Наконец он освободился от чар сна, вспомнил, что боцман уже не может "начистить ему зубы", и, нащупавши на груди фланелевую маленькую сумочку, в которой хранились деньги, быстро вскочил с кровати, прошел в соседнюю комнату и пустил воду в ванну.

            Освежившийся после ванны, он вымылся в мраморном умывальнике и, окончив свой туалет, позвонил. Вошел слуга-негр и почтительно спросил, чего желает "масса" (господин).

            -- Нельзя ли кофе напиться, милый человек? -- ласково спросил Чайкин.

            -- Сюда угодно?

            -- А разве можно в другом месте?

            -- Идите вниз... Там готов завтрак. Я вас проведу.

            Слуга провел Чайкина на веранду, на которой стоял длинный стол, накрытый скатертью. На столе стояли приборы и большие чашки, хлеб, масло, разные сыры и блюдо горячей ветчины. Один старый господин, весь в белом, уже сидел за столом и пил кофе.

            Перед верандой был роскошный цветник, а за цветником шел сад, густой тропический сад, полный разных пальм, тамариндов, банановых деревьев и хлопчатника. Чайкин замер от восторга при виде этой роскоши и жадно вдыхал аромат цветов.

            "Экая благодать!" -- подумал он, любуясь цветами и темной листвой сада.

            Слуга принес кофе, и Чайкин сел за стол, с удовольствием поглядывая на блюдо с ветчиной и на миску с большим

 

Фотогалерея

Stanjukovich 10
Stanjukovich 9
Stanjukovich 8
Stanjukovich 6
Stanjukovich 5

Статьи
















Читать также


Морские рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Что не хватает на нашем сайте?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту