Станюкович Константин Михайлович
(1843-1903)
Проза

55

номер и захочет ли он вас видеть.

            -- Благодарю вас.

            -- Вы, конечно, иностранец?

            -- Я русский.

            -- И с "Диноры"?

            -- С "Диноры".

            -- Нехороший груз привезла "Динора", нехороший! -- тихо проговорил старик негр.

            Чайкин поднялся в первый этаж и постучал в двери третьего номера.

            -- Войдите!

            Капитан Блэк полулежал на диване в большой, роскошно убранной комнате, покрытой ковром. На столе перед диваном стояло несколько графинов, бутылка и стаканы. Чайкин заметил, что Блэк был мрачен. Тигр воркнул, но тотчас же смолк.

            -- Здравствуйте, Чайк. Очень рад вас видеть! Вы -- молодцом! -- сказал капитан, крепко пожимая матросу руку и оглядывая его костюм. -- Совсем джентльмен. Садитесь! Чего хотите? Содовой воды с коньяком? Бренди? Шерри-коблера? Наливайте себе!

            -- Благодарю, капитан. Я ничего не хочу.

            -- Как знаете. Ну, куда решили ехать?

            -- В Сан-Франциско, капитан! -- ответил Чайкин, осторожно присаживаясь на кресло, обитое бархатом.

            -- Значит, остались при прежнем намерении поступить на ферму?

            -- Да, капитан.

            -- А Гаук хотел предложить вам быть боцманом на бриге. Пятьдесят долларов в месяц. Он только что был у меня и хотел завтра утром переговорить с вами. Вы где остановились?

            -- В "Матросе".

            -- Напрасно. Это скверная гостиница. Там вас могут обчистить. Перебирайтесь сюда и будьте моим гостем. Не отказывайтесь и не благодарите. Мне хочется быть полезным вам, Чайк!

            С этими словами капитан Блэк позвонил и, когда вошел слуга, приказал ему приготовить номер в этом же коридоре для Чайкина и немедленно послать в "Матроса" за вещами джентльмена.

            -- Напишите на моей карточке свою фамилию. И приложите доллар за уплату за номер. Вот так. Ну, теперь все в порядке. Садитесь, Чайк, и выпейте шерри-коблера... Он не крепок.

            И Блэк налил из графина в стакан питье, полное мелкого льда, и, подавая соломинку, проговорил:

            -- Опустите ее в стакан и тяните. Очень вкусно.

            Чайкин покорно исполнил приказание капитана и нашел, что это питье действительно вкусно. А за что с ним так ласков этот странный человек, он этого решительно не понимал.

            -- Так подумайте, Чайк, о предложении Гаука. А рекомендательные письма вам готовы. Вот они!

            Блэк вынул из бумажника два письма и подал их Чайкину.

            -- Вас охотно возьмут на ферму. Вы -- добросовестный работник, Чайк. Я это видел. И боцман были бы недурной, если только экипаж на бриге будет не такой, какой был при мне. Гауку таких и не нужно. Он не будет возить рискованного груза...

            -- Я в боцмана не пойду, капитан! -- решительно заявил Чайкин.

            -- Почему?

            -- Не по мне. Надо быть строгим с людьми. А я не умею. Жалко людей...

            Блэк удивленно посмотрел на Чайкина.

            -- Вы говорите: жалко... А вас самих разве жалели?

            -- Может быть, от этого и жалко! -- промолвил Чайкин.

            -- Чудак вы, Чайк, большой. Редкий экземпляр человеческой породы. Еще стакан шерри-коблера?

            -- Благодарю. Довольно.

            -- И, пожалуй, вы правы, что в боцмана не идете... Поезжайте лучше во Фриски и поступайте на ферму. Осмотритесь и, конечно, свою ферму заведете. Хотели бы?

            -- Чего лучше?

            И лицо Чайкина

 

Фотогалерея

Stanjukovich 10
Stanjukovich 9
Stanjukovich 8
Stanjukovich 6
Stanjukovich 5

Статьи
















Читать также


Морские рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Что не хватает на нашем сайте?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту