Станюкович Константин Михайлович
(1843-1903)
Проза

51

"Диноре" прибирались по случаю близости порта. С борта были убраны разные вещи, положенные для прикрытия, подметали палубу и чистили медь. И на всех лицах этой разноплеменной команды светилась радость при мысли, что скоро берег и можно будет после долгого плавания загулять на те сто долларов, которые обещал капитан.

            И его теперь не так уже ненавидели. Его даже хвалили, но все-таки никто почти не хотел больше оставаться на "Диноре". Слишком опасно плавать с таким дьяволом. Ему все нипочем!

            При этом вспомнили и о том, как поплатился Чезаре.

            А Чайкин вспомнил про Сама и сказал Гауку:

            -- А что Сам?.. О нем и забыли сегодня, мистер Гаук.

            -- Вы правы, Чайк... Эй, боцман!

            Боцман подошел, и Гаук попросил его дать Саму поесть и велел сказать ему, что скоро Гаук сделает ему перевязку.

            Боцман скоро вернулся и доложил, что Сам просится наверх.

            -- Пусть выйдет!

            Великан негр вышел испуганный и подставил свою спину под лучи горячего солнца. Скоро, впрочем, он уже радостно ворочал белками, устремленными на берег. О, как жадно он его ждал и как он хотел поскорее уйти с "Диноры"!

            -- Из-за чего вышло это дело, Сам? -- спросил его один из матросов.

            -- Сам был дурак.

            -- Отчего дурак?

            -- Послушался Чезаре. Капитан Блэк -- настоящий дьявол. И с ним нельзя шутить! -- с каким-то суеверным ужасом проговорил негр.

            -- А как же ты хотел пошутить?

            Сам рассказал то, что произошло в каюте, умолчав, конечно, какую предательскую роль играл он, бывши доносчиком.

            -- Его никто не убьет! -- прибавил шепотом негр. -- Он заколдованный. И он все видит в человеке. Он знал, что Чезаре подговаривал нас к бунту и что мы согласились.

            -- Знал?.. Но как же он мог знать?

            -- Не знаю. Но он знал. И Чезаре ему перед смертью признался... И как он меня велел кинуть за борт... Я слово сказал... Оно меня спасло.

            -- Какое слово?

            -- Миссис Динора... Леди в Сан-Франциско. Она одна может околдовать капитана... Я слышал... Она была его невеста...

            Вдруг Сам смолк, и его блестевшее глянцем чернокожее лицо исказилось ужасом. Из каюты вышел капитан Блэк и увидал негра.

            Чайкин взглянул на капитана и обратил внимание на грустное выражение его лица.

            "Казалось бы, ему радоваться... "Динора" уже приближается к рейду, а он вдруг заскучал!" -- подумал Чайкин.

            А Блэк поднялся на мостик и, обращаясь к Гауку, сказал:

            -- Как станем на якорь, объявите команде, что она мне более не нужна. Раздадите им деньги, и они могут убираться к черту. До выгрузки пусть останутся только боцман, плотник и вы, Гаук...

            -- Разве "Динора" больше не пойдет в плавание?

            -- Я больше не пойду... Я сегодня же переберусь на берег и завтра же вечером уеду во Фриски!

            -- А "Динору" поручите продать?

            -- "Динора" ваша, Гаук! Я зарабатывал на контрабанде, а вы по чести заслужили долю барыша. И бриг -- ваш барыш. Ни слова больше. Сегодня же вступайте во владение и, когда груз будет сдан, набирайте экипаж и идите куда хотите. Только я отдаю вам бриг с одним условием...

            -- С каким?

            -- Перемените его название... Надеюсь, вы согласитесь?

            -- Разумеется...

            Гаук, как настоящий янки, не рассыпался

 

Фотогалерея

Stanjukovich 10
Stanjukovich 9
Stanjukovich 8
Stanjukovich 6
Stanjukovich 5

Статьи
















Читать также


Морские рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Что не хватает на нашем сайте?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту