Станюкович Константин Михайлович
(1843-1903)
Проза

50

стрелки.

            -- А вы, Чайк, что нос повесили? Трусите?

            -- Да, капитан! -- ответил Чайкин.

            -- Боитесь, что вас убьют?

            -- Людей убивать страшно, капитан!

            -- Но тут игра в открытую. Если вы не убьете, вас убьют!

            -- То-то я и думаю, что лучше не быть убитым и не убивать!

            -- Так идите вниз, Чайк.

            -- Нет, капитан, я не пойду. И то нас немного. И я не оставлю вас в беде. Я добро ваше ко мне помню и не забуду! -- горячо проговорил молодой матрос.

            Блэк взглянул на это простодушное лицо, на эти добрые проникновенные глаза Чайкина и в каком-то раздумье произнес:

            -- Вы редкий экземпляр человеческой породы, Чайк!..

            И, проговорив эти слова, примолк и задумался.

         

      2

           

            -- Капитан! баркас поворачивает назад! -- воскликнул вдруг Гаук.

            Блэк взглянул перед собой. Действительно, баркас поворачивал назад.

            Капитан поднялся на ют и направил подзорную трубу на "Вашингтон". На фор-брам-стеньге крейсера подняты были позывные, призывавшие шлюпку к борту.

            Блэк недоумевал.

            Но скоро недоумение его рассеялось, и радостная улыбка озарила его лицо, когда он обвел трубой горизонт и увидел дымок со стороны Нью-Орлеана.

            Через несколько минут обнаружился силуэт монитора, державшего курс на американский крейсер.

            -- Спасены! -- прошептал Блэк, не отрывая глаз от трубы, и облегченно вздохнул.

            Прошло несколько минут. В подзорную трубу видно было, что на "Вашингтоне" разводили пары и ставили паруса.

            -- Гаук! Отберите ружья и снесите в каюту. Теперь мы спокойно пойдем в Нью-Орлеан. И скажите нашим джентльменам, что по сто долларов они все-таки получат!

            Громкое "ура" раздалось на "Диноре", когда Гаук сообщил эту новость матросам.

            -- Ну, Чайк, радуйтесь! Никого убивать не придется!

            Баркас пристал к борту "Вашингтона" и тотчас же был поднят. Вслед за тем "Вашингтон" пошел в море.

            Монитор, весь купаясь в воде, с одной небольшой мачтой погнался за ним.

            Послышался звук выстрела с монитора. "Вашингтон" не отвечал.

            -- С якоря сниматься! -- весело крикнул Блэк.

            Через десять минут "Динора" уже держала курс на Нью-Орлеан. Ни монитора, ни "Вашингтона" не было видно на горизонте.

            Ветер заметно стихал, и на "Диноре" были поставлены все паруса, какие было можно поставить.

            Чайкин стоял на руле, действительно радостный, что не придется стрелять в людей и что близок час, когда он оставит "Динору" с изрядным запасом денег.

            Теперь у него бродили мечты о том, чтобы вызвать мать из России. Деньги на это есть.

            Но приедет ли она? Не побоится ли она, никуда не выезжавшая из деревни, одна ехать за океан?

            И где он поселится?

            Во всяком случае, Чайкин решил воспользоваться покровительством капитана и взять у него рекомендательные письма, которые тот предлагал.

            Его тянуло к земле. Там он спокойно заживет.

            Такие мысли бродили в голове Чайкина, когда он стоял на руле в этот день, полный для него тревог и неожиданностей.

            Ветер стихал. Солнце поднялось уже высоко на голубом высоком небе, подернутом белоснежными перистыми облачками, и порядочно подпекало. Но ветер умерял зной, и не чувствовалось томительной жары.

            На

 

Фотогалерея

Stanjukovich 10
Stanjukovich 9
Stanjukovich 8
Stanjukovich 6
Stanjukovich 5

Статьи
















Читать также


Морские рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Что не хватает на нашем сайте?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту