Станюкович Константин Михайлович
(1843-1903)
Проза

49

я их и подпущу!

            И капитан крикнул боцману собрать всю команду.

            Все пятнадцать человек собрались перед ютом.

            -- Джентльмены! -- начал капитан, -- на нас собираются напасть и отнять бриг. Я думаю не отдавать его и встретить баркас пулями... Но так как я вас не нанимал защищать "Динору" с ружьями в руках, то считаю долгом узнать, кто желает сражаться и кто нет. Кому угодно, тот получит по сто долларов, а кому не угодно, тот на время битвы будет заперт в трюме, чтобы не мешал нам... Когда дело окончится так или этак, не желающие получить по сто долларов будут, конечно, выпущены из трюма или нами, или матросами с "Вашингтона", если они перестреляют всех нас... Выходите, джентльмены, не желающие кутнуть в Нью-Орлеане. Надеюсь, вы верите моему слову? Выходите же, джентльмены, боящиеся пуль... Выходите!

            Ни один из матросов не вышел.

            -- Мы хотим заработать сто долларов! -- раздались голоса.

            -- Очень рад... Сейчас вы получите ружья... Гаук, посмотрите, отвалил ли баркас, и много ли на нем людей?

            Гаук посмотрел в трубу и ответил:

            -- Баркас у борта, под парусами... Сажают людей... Пятьдесят человек... Маленькое орудие...

            -- Ладно. Через час баркас подойдет... Мы встретим его как следует!

            С этими словами Блэк вместе с Гауком и Чайкиным пошли в капитанскую каюту и вынесли оттуда штуцера и заряды.

            Вслед за тем матросы стали укладывать на бортах брига койки, круги запасных тросов, парусов и мешки с водой, чтобы иметь прикрытие от пуль.

            Гаук распоряжался всеми этими приготовлениями и назначал места матросам.

            Блэк в это время писал что-то у себя в каюте. Окончив писание, он спрятал на груди банковые билеты, наполнил карманы золотом, лежавшим в железном шкапе, и, взяв с собою свой штуцер и нащупав в кармане своего короткого пиджака два револьвера, поднялся наверх.

            -- Послушайте, Чайк! -- сказал капитан, подозвавши к себе русского матроса. -- Если меня убьют, достаньте с груди конверт с банковыми билетами и письмом и доставьте конверт в Сан-Франциско по адресу. Я вам верю. Вы его доставите.

            -- Доставлю, капитан.

            -- И скажите на словах этой леди все, что было. Писать теперь некогда.

            -- Слушаю, капитан.

            -- А золото в карманах -- после раздачи по сто долларов каждому -- завещаю, в случае смерти, вам... В карманах есть насчет этого две записки: одна вам, другая Гауку... А теперь по местам. Становитесь около меня, Чайк!

            С этими словами Блэк стал у борта на шканцах, за двумя большими кругами очень толстого белого манильского троса, служившего отличным прикрытием против выстрелов.

            По обеим сторонам капитана стали Гаук и Чайкин.

            Баркас под парусами, шедший среди волн, был уже виден простыми глазами.

            Блэк не спеша зарядил свое ружье. То же сделал и Гаук. Медленно заряжал и Чайкин.

            Он был, видимо, взволнован.

            "Неужели придется стрелять в людей? И за что?" -- думал Чайкин, и лицо его омрачилось выражением недоумения и тоски.

            -- Готовы ли, джентльмены? -- крикнул Блэк.

            -- Готовы, капитан! -- отвечали матросы.

            -- Стрелять не раньше, как я прикажу. И целиться хорошенько!

            И капитан обошел вдоль борта и вернулся на свое место, осмотревши, хорошо ли прикрыты

 

Фотогалерея

Stanjukovich 10
Stanjukovich 9
Stanjukovich 8
Stanjukovich 6
Stanjukovich 5

Статьи
















Читать также


Морские рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Что не хватает на нашем сайте?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту