Станюкович Константин Михайлович
(1843-1903)
Проза

36

Блэк только раз съезжал на берег и пробыл на берегу целый день. Все остальное время он оставался на бриге и нередко выходил на палубу и поторапливал выгрузкой.

            Чезаре всех уверял, что капитан получил деньги и за груз и за фрахт и что у него в каюте такая изрядная сумма денег, что хватило бы на всех матросов.

            Чайкин в числе других матросов подавал из трюма мешки, когда боцман сказал ему, что его требует капитан.

            -- Где он?

            -- На юте. Идите скорей, Чайк.

            Чезаре подозрительно взглянул на Чайкина.

            -- Зачем он вас зовет? -- спросил неожиданно Чезаре.

            -- Хочу уходить с "Диноры".

            -- Так он вас и пустил! -- засмеялись многие.

            Когда Чайкин, поднявшись на ют, приблизился к капитану, тот спросил довольно мягко:

            -- Хотите уходить, Чайк?

            -- Да, сэр! -- ответил Чайкин.

            -- Вы не вправе, Чайк. Должны были предупредить при найме.

            -- Я не знал этого.

            -- Верю вам, Чайк, и рассчитал бы вас, но тогда я должен отпустить и других, если они захотят. Вы понимаете?

            -- Понимаю, капитан.

            Блэк помолчал и, оглядывая с ног до головы Чайкина любопытным взглядом, продолжал:

            -- И знаете ли, Чайк, послушайте моего совета: не ищите вы золота в Австралии. Мне Гаук говорил... И вообще не идите в золотоискатели. Это -- игра, а для игры нужны деньги, которых у вас нет. Потерпите-ка на "Диноре"... А когда вернемся во Фриски, я охотно помогу вам приискать порядочное место. Вы стоите этого, Чайк! Стоите, Чайк! -- повторил Блэк.

            И его, обыкновенно суровый, голос звучал мягко и ласково.

            Чайкин поблагодарил капитана.

            -- Поблагодарите, когда дело будет сделано, а пока скажите Гауку, что с первого числа вы получаете, как рулевой, двадцать пять долларов в месяц. Понимаете, что я вам сказал, Чайк?

            -- Понимаю и...

            -- Не благодарите, Чайк, а скажите от меня Бутсу, что он спятил с ума. Откуда это он слышал, что в Австралии есть золото?

            -- Не знаю.

            -- Он, этот Бутс, решительно безумный человек, если воображает найти золото... Жаль, что он уходит... Он тоже порядочный парень... Можете идти, Чайк... Да смотрите, остерегайтесь Чезаре! -- тихо прибавил он.

            Чайкин ушел от капитана, очень довольный прибавкой жалованья. О таком заработке он никогда и не мечтал.

            -- Ну что, Чайк? Как ваше дело? -- спросил его штурман.

            -- Остаюсь. Но капитан прибавил мне жалованье и велел вам сказать.

            -- Сколько он вам назначил?

            -- Двадцать пять долларов.

            -- Очень рад за вас, Чайк, и рад, что вы остаетесь на "Диноре".

            Когда Чайкин спустился в трюм, чтобы снова приняться за работу, со всех сторон посыпались вопросы:

            -- Ну что, очень вас ругал капитан?

            -- Обещал плетей, собака?

            -- Грозил размозжить голову?

            И когда Чайкин стал объяснять, медленно выговаривая слова и путаясь в них, что капитан не ругался, а, напротив, прибавил жалованья, то решительно все были изумлены.

            И даже боцман воскликнул:

            -- Вот так штука! Чем вы укротили этого человека?

            -- Положим, вы стоите прибавки, Чайк, -- вкрадчиво проговорил Чезаре, -- а все-таки... удивительно. Впрочем, у капитана теперь много, много денег.

            -- Откуда? -- спросил кто-то.

 

Фотогалерея

Stanjukovich 10
Stanjukovich 9
Stanjukovich 8
Stanjukovich 6
Stanjukovich 5

Статьи
















Читать также


Морские рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Что не хватает на нашем сайте?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту