Станюкович Константин Михайлович
(1843-1903)
Проза

34

не утонет... Вы -- живое доказательство! -- смеясь прибавил боцман.

            Засмеялись и другие.

            Когда ял вернулся к бригу и был поднят, Чезаре сконфуженно вышел на палубу и был встречен следующими словами капитана:

            -- Если вы опять доставите мне удовольствие упасть за борт, то знайте, что шлюпки за вами не пошлю...

            И, обратившись к Чайкину, прибавил:

            -- А вам, Чайк, не советую впредь спасать таких джентльменов, как Чезаре. Он еще покажет вам свою благодарность, эта испанская собака! Ну, тогда уж я с ним сам рассчитаюсь. Пусть он это знает! А теперь переоденьтесь, и к своему делу!

            Через несколько минут "Динора" снова плыла прежним курсом, и капитан спустился к себе.

            Разошлись и подвахтенные. Внизу они еще несколько минут толковали о происшествии. Удивлялись, как это Чезаре мог свалиться за борт, и еще более удивлялись поступку Чайкина.

            Ни одна душа не знала о столкновении Чезаре и Сама, и Чезаре всем объяснял, что свалился за борт, бывши сонным. Сам тоже ничего не рассказывал.

            Вахтенные снова задремали. Заснул и Чезаре, примостившись у марса-фальной кадки.

            Но сидевший на носу Сам не смыкал глаз. Он, видимо, находился в большом беспокойствии и при малейшем шорохе пугливо озирался.

            Чайкин опять занял свое место у штурвала рядом со своим подручным Бутсом.

            Несколько времени рыжий Долговязый молчал и наконец сказал:

            -- Знаете ли что, Чайк?

            -- Что?

            -- Вы большой чудак, я вам скажу, и я вас очень уважаю, но только я согласен с капитаном.

            -- Насчет чего?

            -- А насчет того, что рисковать жизнью за такого негодяя, как Чезаре, очень глупо.

            -- Да ведь и он человек... Как вы полагаете, Бутс? -- спросил Чайкин.

            -- То-то, что очень мало похож на человека. Помните, Чайк, как подло он дрался с вами?

            -- Помню. Душил было... И если бы не вы...

            -- Он бы вас задушил... Это весьма вероятно. Так какой же это человек, Чайк?

            -- Такой или другой, а все-таки... жалко человека! -- с каким-то упорством добродушия настаивал Чайк.

            -- Так вы спасли бы и вашего старшего офицера, который вас драл на вашем клипере и заставил остаться в Америке?

            Чайкин на секунду задумался и потом уверенно ответил:

            -- Я думаю, спас бы.

            -- Чтобы он вас, Чайк, снова порол? -- насмешливо спросил янки.

            Этот вопрос несколько смутил Чайкина.

            -- Это, верно, у русских такая нелепая доброта, Чайк! А все-таки я вас за это люблю, Чайк, хотя бы не выбрал вас в президенты... И знаете ли что?

            -- Что, Бутс?

            -- Непременно бросайте "Динору" и пойдем вместе искать золото... Тут на "Диноре" просто-таки страшно и быть... И Чезаре, и Сам, и другие... И этот Блэк... Поверьте, что тут что-нибудь да случится... Матросы взбунтуются, и кончится дело тем, что выбросят Блэка за борт или Блэк застрелит одного-двух... Мне уж давно кажется, что Чезаре что-то замышляет... Так лучше бросить "Динору"... Так, что ли, Чайк?

            Но Чайкин колебался.

            Ему не нравилось на "Диноре", но и заниматься совсем незнакомым ему делом было страшновато. И он рассчитывал, вернувшись в Сан-Франциско, поискать "сухопутного" места, где-нибудь около земли, по крестьянскому делу, которое больше всего манило его.

 

Фотогалерея

Stanjukovich 10
Stanjukovich 9
Stanjukovich 8
Stanjukovich 6
Stanjukovich 5

Статьи
















Читать также


Морские рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Что не хватает на нашем сайте?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту