Станюкович Константин Михайлович
(1843-1903)
Проза

27

здесь много, сэр...

            -- А потом что?

            -- А "Динору" сжечь в море, вблизи берега, сэр... А самим на шлюпках добраться до берега, сэр, и погулять на денежки, которые найдут у вас, сэр...

            -- И все согласны?

            -- Еще митинга не было, сэр... Но скоро будет... Только Чайка и Долговязого не пригласят... Они не согласятся...

            -- Почему?

            -- Они, сэр, другого полета птицы.

            -- Не такие мерзавцы, как все вы? -- усмехнулся капитан Блэк.

            -- Не такие, сэр... И Чезаре их тоже хочет отправить к акулам, сэр... И всех, кто не согласится...

            -- Однако я думал, что Чезаре умнее! -- промолвил капитан.

            И с этими словами он достал со стола золотой и, бросив его негру, сказал:

            -- Возьми, подлец... И, если что будет нового, опять приходи...

            В эту минуту сверху донесся какой-то гул и в то же мгновение громовой голос Гаука.

            -- Убирайся, и чтоб тебя никто не видел! -- сказал капитан.

            Негр выскочил из каюты и замер от страха: луна светила вовсю, и Чезаре его увидел...

           

         

      ГЛАВА VI

           

            Жестокий шквал, налетевший с наветренной стороны, положил "Динору" на бок и понес ее с удивительною быстротой. Марса-фалы и брам-фалы были отданы вовремя, грот и фок были взяты на гитовы, и "Динора", встретившая шквал с уменьшенною площадью парусности, была вне всякой опасности.

            Блэк был уж наверху, штурман сменил Чайкина на руле, а Чайкин пошел помогать на бак.

            Минут через десять шквал пронесся, но вслед за ним задул довольно свежий попутный ветер, позволивший "Диноре" спуститься по ветру и лечь на надлежащий курс.

            Все обрадовались, что задул попутный ветер, но радость была недолгая.

            Ветер быстро крепчал, разводя громадное волнение. Пришлось снова вызвать всю команду наверх, чтобы взять риф у марселей и спустить брам-стеньги. И то они гнулись в дугу и того и гляди сломаются.

            Предосторожность эта была нелишняя. К концу вахты Чайкина в океане уже ревел шторм, один из тех штормов, которые пугают опытных и бывалых моряков.

            Благоразумие предписывало выдерживать шторм под штормовыми парусами, держась в бейдевинд, но тогда бриг двигался бы вперед не особенно быстро, а капитан Блэк, напротив, хотел воспользоваться штормом и, так сказать, удрать от него.

            И потому, вместо того чтобы лечь в бейдевинд, он спустился совершенно по направлению ветра, то есть на фордевинд, и "Динора" под зарифленными марселями, фоком и гротом неслась как сумасшедшая с попутным штормом, по временам зарываясь носом и черпая бортами. А громадные волны так и гнались сзади, грозя обрушиться на корму и задавить своею тяжестью маленький двухмачтовый бриг.

            Но "Динора" убегала от попутной волны и, поскрипывая от быстрого хода всеми своими членами и раскачиваясь направо и налево, летела так, что замирал дух.

            На руле стоял Чайкин, подручным у него был Долговязый.

            Положение рулевого было ответственное. Надо было не зевать и глядеть во все глаза, чтобы не дать "рыскать" носу; в противном случае волны могли залить нос судна.

            Шторм разыгрывался все сильнее и больше, а капитан Блэк, стоявший наверху, и не думал "приводить" к ветру. Словно бы играя и наслаждаясь опасностью, он стоял на ютовой площадке, и его дерзкое, самоуверенное

 

Фотогалерея

Stanjukovich 10
Stanjukovich 9
Stanjukovich 8
Stanjukovich 6
Stanjukovich 5

Статьи
















Читать также


Морские рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Что не хватает на нашем сайте?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту