Станюкович Константин Михайлович
(1843-1903)
Проза

18

протянул мистеру Чайку свою широкую волосатую руку, на которой были вытатуированы якорь и сердце голубого цвета, и, указывая на стул, налил из бутылки стакан рому, подал Чайкину и чокнулся.

            Однако Чайкин не дотронулся.

            -- Отчего этот простофиля не пьет? Скажите, мистер Абрамсон, что я его угощаю!

            -- Выпейте, земляк... Штурман желает вас угостить! -- обратился к Чайкину старик еврей.

            -- Не занимаюсь вином, Абрам Исакыч.

            -- Один стаканчик.

            -- Вовсе не занимаюсь! -- решительно произнес Чайкин, помня советы Ревекки.

            -- Ай-ай-ай... Штурман вас хочет угостить, а вы... И видано ли, чтобы матрос не любил выпить!.. Стаканчик рому даже полезен для здоровья.

            Но, напуганный Ревеккой, молодой матрос опасался теперь и штурмана и еврея и упрямо произнес:

            -- Не просите, Абрам Исакыч. За угощение благодарю, а пить не стану.

            -- Что этот дурак говорит? -- спросил штурман.

            -- Отказывается пить! Не пьет совсем! -- ответил Абрамсон.

            -- Ну и черт с ним. Первый раз в жизни вижу матроса, который не пьет! -- заметил штурман и засмеялся. -- Объясните ему, что мы нанимаем его на три года... а жалованье... Сколько ему дать жалованья?..

            -- Шесть, а за это мне пятьдесят долларов.

            -- Большая вы каналья, мистер Абрамсон, и больше двадцати пяти долларов я вам не дам, если этот дурак согласится. Ну, покончим скорей, и я возьму его на "Динору". Завтра уходим!

            Абрамсон объяснил Чайкину, что он должен подписать условие на три года и что он будет получать по шести долларов в месяц. Конечно, потом ему прибавят. Непременно прибавят. Штурман говорит, что прибавят. А больше вначале нельзя дать, так как Чайк беглый матрос и у него никаких бумаг нет После, конечно, можно получить бумагу, а не теперь.

            -- Вы, конечно, согласны? -- окончил господин Абрамсон вопросом, не сомневаясь, что получит утвердительный ответ от этого робкого, застенчивого и с виду простоватого матроса.

            Но, к крайнему изумлению старого еврея, считавшего себя большим знатоком людей и уверявшего, что видит на аршин под землей, Чайкин ответил:

            -- Нет моего согласия, Абрам Исакыч.

            Старый плут глядел во все глаза на матроса.

            -- Как нет согласия? Почему, позвольте вас спросить?.. Я для вас же старался, чтобы определить вас, а вы совсем даже оконфузили меня... Ай-ай-ай!.. Не полагал я на ваш счет такой, позвольте сказать, такой неблагодарности... На службе вы, можно сказать, шиш с маслом получали, а вам предлагают шесть долларов, квартиру и харчи, а вы не согласны! Или вы шутите?

            -- Нет моего согласия! -- снова повторил Чайкин с тем упрямством, какое часто бывает в простом человеке, раз уверенном, что его норовят обмануть.

            -- Это даже вовсе неблагородно с вашей стороны, мистер Чайк... Право, неблагородно. На что же есть ваше согласие?

            -- На десять долларов в месяц, как вы говорили.

            -- Никогда я не говорил... Никогда я не говорил...

            -- То-то, говорили.

            -- Ошибка, значит, вышла... Ну, виноват сам и семь долларов уж выторгую для вас... А условие на три года.

            -- И на три года нет моего согласия. Никакой бумаги я не подпишу!

            -- Это почему? Кто же вас возьмет без бумаги?

            -- У нас на "Проворном" сказывали,

 

Фотогалерея

Stanjukovich 10
Stanjukovich 9
Stanjukovich 8
Stanjukovich 6
Stanjukovich 5

Статьи
















Читать также


Морские рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Что не хватает на нашем сайте?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту