Станюкович Константин Михайлович
(1843-1903)
Проза

40

в последний раз целует меня, она с какой-то страстью отчаяния обнимала меня, беспокойно заглядывая в глаза. Она то и дело спрашивала: люблю ли я ее, и, получая утвердительный ответ, смеялась и плакала в одно время, прижимаясь ко мне, как испуганная голубка. Когда наконец наступил час разлуки, она повисла на шее и, судорожно рыдая, шепнула:

            -- Смотри же, пиши и возвращайся... Ты ведь вернешься, не обманешь?

            -- Вернусь, вернусь, -- отвечал я.

            -- Смотри же, а то... будет стыдно бросить так человека... Ведь я тебя люблю!

            Я вышел расстроенный. Мне все-таки жаль было Соню, с которой я расставался навсегда.

            Еще раз она крепко поцеловала меня, и... я вышел из своей маленькой конуры с тем, чтобы никогда больше в нее не возвращаться.

         

      XIII

           

            Приехав на Николаевский вокзал, я уже застал там все семейство Рязановых: мужа, жену, сестру жены -- пожилую даму, племянницу господина Рязанова -- девушку лет шестнадцати, англичанку-гувернантку и Володю.

            Рязанова оглядывала публику в pince-nez, которое придавало ее лицу необыкновенно пикантный вид, Рязанов был какой-то сумрачный и недовольный. Он сидел около жены и что-то говорил ей, но она, казалось, не очень-то внимательно его слушала и продолжала разглядывать публику.

            Когда я подошел к группе, Рязанова оглядела меня с ног до головы, кивнула головкой и сухо проговорила:

            -- Наконец-то! Мы думали, что вы опоздаете.

            Рязанов любезно протянул свою руку и сказал:

            -- Напрасно ты конфузишь, Helene, молодого человека: еще полчаса времени до отхода поезда.

            Затем он представил меня своей свояченице и племяннице и, отводя в сторону, проговорил:

            -- Смотрите же, Петр Антонович, пишите мне, как занимается Володя. Пишите чаще, -- обронил он.

            Я обещал писать о сыне, и мы подошли к группе.

            Рязанова пристально взглянула на меня, отвела взгляд и как-то странно пожала плечами, взглядывая на своего осоловевшего мужа.

            Пора было садиться в вагоны. Рязанова поднялась с места, а за нею вся остальная компания с мешками, баулами и сумками. Мне тоже дали нести маленький саквояж. Муж и жена пошли вместе и оживленно заговорили. Я шел недалеко от них, и до меня доносились звонкий смех Рязановой и веселый голос мужа. На платформе Рязанов не имел уже мрачного вида. Напротив, он был доволен и весел и не отходил от жены. Как видно, она умела по своему желанию менять его настроение. Недаром Остроумов предупреждал меня, что Рязанова взбалмошная бабенка и держит мужа в руках. По всему было видно, что он говорил правду.

            Для семейства Рязанова было отведено особое купе (Рязанов был директором железнодорожного общества. Он занимал несколько должностей), в котором и разместилась дамская компания. Рязанова, однако, находила, что тесно, и сделала гримасу, так что муж беспокойно взглянул на нее. Впрочем, когда поставили к месту все мешки, чемоданы и баулы, то оказалось, что "ничего себе".

            Мое место было в соседнем вагоне I класса. Я занял место у окна и вышел из вагона наблюдать за Рязановыми, к которым бросила меня судьба. Рязанов мне очень нравился, а сама она казалась капризной и избалованной женщиной, которой, пожалуй, трудно будет понравиться. Я помнил совет Остроумова: "Постарайтесь понравиться

 

Фотогалерея

Stanjukovich 10
Stanjukovich 9
Stanjukovich 8
Stanjukovich 6
Stanjukovich 5

Статьи
















Читать также


Морские рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Что не хватает на нашем сайте?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту