Станюкович Константин Михайлович
(1843-1903)
Проза

31

разглядывать картину, подправляя ее кое-где мазком.

           

           

            Она была в черном шерстяном платье, обливавшем ее стройный стан. Черные волосы падали на белый благородный лоб. Глаза были оживлены и блестели одушевлением. Она разглядывала картину и, по-видимому, была ею довольна.

            Я замер на месте. Эта блестящая комната с артистической обстановкой, с изящной мебелью, картинами, цветами, щекотала нервы. И в этом уютном, роскошном гнездышке молодая девушка казалась какою-то чарующей богиней. Я вспомнил свою убогую квартиру, вспомнил, как жили мы с отцом, и чувство зависти закралось невольно в сердце...

            Вот как надо жить! Вот как живут люди!

            И я уж мечтал, что эта красавица моя жена. Я вхожу в комнату не как вор, а как повелитель. Неужели я не могу этого достичь? Стоит только захотеть! И я хотел в эту минуту, хотел всеми нервами моего существа быть богатым во что бы то ни стало.

            Она вдруг поднялась и отошла в сторону, а я все стоял и совсем забыл о старухе. Я жадно глядел на красавицу, боясь пошевелиться, чтобы не нарушить очарования.

            Но вот она повернула голову в мою сторону. Я пошел к ней.

            Она чуть-чуть вскрикнула от неожиданности, задернула мольберт зеленым чехлом, сделала несколько шагов мне навстречу и остановилась. Мне показалось, что она немножко испугалась; губы ее вздрагивали, взгляд был испуганный. Она скоро оправилась и холодно спросила:

            -- Что вам угодно? Как вы попали сюда?

            -- Извините, я никого не нашел в гостиной. Ваша бабушка задремала и не просыпается. Я испугался, шел сказать кому-нибудь и... и очутился в этой комнате.

            -- Благодарю вас!.. Пойдемте.

            С этими словами мы быстро вышли из комнаты. На ходу она тревожно спросила:

            -- Давно бабушка спит?

            -- С полчаса.

            Мы вошли в комнату. Старуха не просыпалась. Екатерина Александровна подошла к ней и тихо проговорила "Бабушка!"

            Старуха открыла глаза, но не могла прийти в себя.

            -- Читайте, читайте! -- пролепетала она каким-то шепелявым голосом. -- Я слушаю.

            -- Бабушка, проснитесь, это я!

            Екатерина Александровна придавила пуговку от электрического звонка и поднесла старухе под нос флакон.

            -- Ты что это, Катя? -- очнулась наконец старуха.

            -- Ничего, бабушка. Как вы себя чувствуете?

            -- Хорошо, хорошо, моя родная. Я чуть-чуть вздремнула. Марья Васильевна, где вы? Платок!

            Марья Васильевна подала платок и юлила.

            -- А молодой человек здесь? Он сегодня скверно читал. И бог знает что читал. Что вы это читали? Разве так можно читать? Я не люблю, когда так читают.

            Екатерина Александровна взглянула на меня таким добрым взглядом, словно бы прося извинения за слова старухи, что я изумился. Она успокоила старуху и тихо передала Марье Васильевне приказание послать за доктором.

            -- Вы, молодой человек... Где же он? Отчего он не читает? Пусть он читает! Ах, что вы со мной делаете? Вы, кажется, уморить меня хотите.

            Она захныкала и заплакала.

            -- Послали за доктором? -- тихо шепнула Екатерина Александровна.

            -- Доктор сейчас будет! -- отвечала Марья Васильевна, возвращаясь через несколько минут в комнату.

            А старуха опять впала в какую-то сонливость и только лепетала:

            -- Читайте

 

Фотогалерея

Stanjukovich 10
Stanjukovich 9
Stanjukovich 8
Stanjukovich 6
Stanjukovich 5

Статьи
















Читать также


Морские рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Что не хватает на нашем сайте?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту