Станюкович Константин Михайлович
(1843-1903)
Проза

30

кивнула головой. Она показалась мне в тот день совсем больной... Марья Васильевна то и дело подносила ей флакон с солью.

            -- Поправился? -- тихо проговорила старуха, когда я сел на свое место.

            -- Поправился...

            -- В больнице лежали?..

            -- Дома...

            -- Читайте, да только, пожалуйста, потише... Что там у вас есть?..

            -- "Русская старина"... "Вестник Европы"... Письма архимандрита Фотия... Проповеди Филарета... "Фрегат "Паллада"...

            -- Довольно, довольно... Читайте-ка Филарета...

            Я начал читать проповеди...

            -- Ах, как вы сегодня читаете!.. Ничего не слышно...

            Я стал читать громче.

            -- Да нельзя так, молодой человек (с некоторых пор она перестала называть меня мосьё Пьером), или вы смеетесь над больной старухой?.. Вы слишком громко читаете...

            Я понизил голос...

            -- Оставьте пока Филарета в покое... -- опять закапризничала старуха. -- Давайте что-нибудь полегче...

            Я развернул наудачу "Вестник Европы". Смотрю: рассказ Золя.

            -- Угодно вам прослушать новый рассказ Золя?..

            Она мотнула головой, и я начал...

            Рассказ был несколько скабрезен, но старушка внимательно слушала... Я читал так с четверть часа. Тем временем Марья Васильевна, по обыкновению, ушла из комнаты... Прошло еще с полчаса... Я взглянул на старуху... Она моргала глазами... Я стал читать тише... Вижу, она дремлет... В комнате тишина. Свет от свечей чуть-чуть освещал дряхлое, старческое лицо... Я опять взглянул... глаз было не видно, а рот полураскрыт... Нижняя губа совсем отвисла... Безобразное лицо! Я опустил глаза на книгу.

            Я замолчал и взглянул опять на старуху... Она не шевелилась. В комнате было совсем тихо и полутемно... Мне стало вдруг страшно... Я снова начал читать, сперва тихо, потом громче и громче; взглянул опять на старуху, она все-таки не шевелилась...

            "Уж не умерла ли она? -- подумал я, продолжая чтение... -- Ведь вот лежит теперь, быть может, мертвая, а ты все читай... читай до девяти часов... Хоть бы кто-нибудь пришел сюда..."

            Прошло еще с четверть часа... Никто не приходил, а она все не открывала глаз...

            Мне сделалось жутко... Я опять перестал читать и тихонько вышел в гостиную. Там никого не было. Я прислушался, не раздастся ли где голоса... Везде тишина... Марья Васильевна, очевидно, ушла в дальние комнаты... Я снова вернулся в будуар, взглянул в лицо старухи, и показалось мне, будто она в самом деле мертвая...

            Я струсил. Не мертвой струсил, а в голову мне закралась страшная мысль: я оставался один в комнате, при старухе могли быть деньги.

            От этой мысли у меня пробежали по телу мурашки, и я решился идти в соседнюю комнату, откуда часто выходила внучка. Я сперва постучал -- ответа не было. Тогда я осторожно открыл двери и очутился в небольшой проходной комнате, откуда дверь вела в другую.

            Я тихо отворил двери и остановился у порога.

            В ярко освещенной большой комнате, по стенам которой висели картины, а по углам стояли бюсты, невдалеке от рояля, за мольбертом сидела Екатерина Александровна и серьезно разглядывала какую-то картину. Свет падал на девушку сбоку. Я видел ее вполоборота. Она до того увлечена была созерцанием картины, что не шелохнулась при легком скрипе дверей и продолжала

 

Фотогалерея

Stanjukovich 10
Stanjukovich 9
Stanjukovich 8
Stanjukovich 6
Stanjukovich 5

Статьи
















Читать также


Морские рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Что не хватает на нашем сайте?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту