Станюкович Константин Михайлович
(1843-1903)
Проза

29

стал просматривать записку и пришел в восхищение.

            -- Отлично, отлично! Вы, Петр Антонович, стали писать молодцом!.. Вот что значит поучиться у меня!.. Не правда ли?

            И эта скотина так самодовольно посмотрела на меня, что я только и мог сказать:

            -- Совершенно верно.

            -- Херувим мой... Дружок... Где вы? -- крикнул генерал.

            Из других комнат прибежали генеральша и племянница.

            -- Посмотрите, милые мои, посмотрите!.. -- воскликнул Николай Николаевич, показывая торжественно на меня. -- Вот достойный ученик мой! Он написал превосходную записку!

            И он торжественно облобызал меня, а "херувим" и "дружочек" в свою очередь пожимали мне руки. Спектакль вышел очень интересный.

            Когда мы остались опять вдвоем с Николаем Николаевичем ("херувим" и "дружочек" после приветствий ушли поправлять вечные корректуры), я приступил к объяснению и сказал, что рассчитываю на его обещание помочь мне устроиться.

            -- Я думал о вас, много думал, Петр Антонович. И только на днях говорил с Рязановым о вас. Подождите недельку-другую, и мы обладим ваше дело. Только, смотрите, не забывайте своего учителя. Я к вам еще буду обращаться за помощью. Мы с вами дел наделаем.

            Я поблагодарил, больше не настаивал и принялся за работу. Через неделю, когда я пришел к Николаю Николаевичу, он поразил меня своим необыкновенно торжественным видом.

            -- Ну, батюшка, -- встретил он меня, -- я вам всегда говорил, что поговорка русская верна: за богом молитва, а за царем служба не пропадет. Вы потрудились, и я считаю долгом вознаградить вас.

            И с этими словами он мне вручил двести рублей.

            Я поблагодарил Николая Николаевича.

            -- А насчет службы потерпите. Что вы думаете делать летом?

            -- Я совершенно свободен.

            -- Мы едем сперва в деревню, а потом в Крым... Это время я отдыхаю... Вас надо на лето пристроить... Я поговорю с Рязановым... Кстати, на лето им нужен учитель... Вы можете заниматься с мальчиком?

            -- Могу.

            -- И отлично. А с Рязановым вы сойдетесь, и он вас поближе узнает... Рязанов на виду, и быть около него вам не мешает...

            -- Я очень бы желал!..

            -- И я желаю... Вы человек способный, и вам надо выйти в люди... Нынче порядочные молодые люди так редки!

            Мы расстались большими приятелями... Я, признаться, недоумевал, как это Николай Николаевич выдал мне относительно большой куш, и через год уже узнал, что за мою записку Николай Николаевич получил от лиц, желавших хлопотать о среднеазиатской дороге, пять тысяч рублей... Щедрость его, таким образом, стала мне понятна...

            Когда я узнал об этом, то, разумеется, стал писать записки без посредства комиссионеров... Но об этом в свое время...

         

      X

           

            Признаюсь, у меня крепко билось сердце, когда я в урочный свой час поднимался по лестнице в квартиру старухи в первый раз после двухнедельного отсутствия.

            Как меня встретит Екатерина Александровна?.. Сердится ли она или поняла, что имеет дело с человеком, который не позволит себе наступить на ногу?.. А быть может, она раскаялась и горячо сожалеет о своем поступке...

            Я прошел в залу, пока старик лакей докладывал о моем прибытии. Через минуту меня позвали в будуар.

            Я вошел и поклонился. Старуха, по обыкновению,

 

Фотогалерея

Stanjukovich 10
Stanjukovich 9
Stanjukovich 8
Stanjukovich 6
Stanjukovich 5

Статьи
















Читать также


Морские рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Что не хватает на нашем сайте?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту