Станюкович Константин Михайлович
(1843-1903)
Проза

22

эту барышню!

            -- А что?

            -- Напрасно. Не для нас она с вами... Мы люди бедные, а она... Эх, Петр Антонович, вы, как посмотрю, и в самом деле думаете о принцессе!..

            Она говорила эти слова с дрожью в голосе.

            Я отвечал, что ни о каких принцессах не думаю, и посматривал на молодую хозяйку. Она сидела близко. Из-под капота вырисовывались ее мягкие, полные формы... Ее белокурая головка печально склонилась вниз, а маленькие ручки нервно перебирали обшивку... Мне вдруг захотелось подразнить ее.

            -- А отчего бы мне и не думать о принцессе?

            -- Да вы-то сами принц, что ли? -- засмеялась Софья Петровна.

            -- Принц не принц, да и она не принцесса. Без шуток, она очень милая девушка.

            -- И вы влюблены в нее?

            -- А как вы думаете?.. -- поддразнивал я.

            -- Послушайте, Петр Антонович, я, сами знаете, женщина простая, необразованная. Стыдно вам дразнить меня... стыдно!

            Она закрыла лицо руками, заплакала и вдруг поднялась с места.

            -- Ну, виноват. Не буду, не буду!..

            Я подошел к ней. Она была так близко от меня и глядела на меня так ласково добрыми нежными глазами.

            -- Я не влюблен в эту барышню. Я с ней и не говорил ни разу, -- прошептал я.

            Я чувствовал, как кровь приливала к голове, и хотел убежать в свою комнату, но близость молодой женщины притягивала меня. Я совсем приблизился к ней.

            -- Ну, что, довольны вы теперь?

            Она улыбнулась, заглянула мне в глаза с какой-то лукавой нежностью и шепнула:

            -- Правда? Вы не влюблены в эту девушку?..

            Вместо ответа я вдруг обнял ее. У меня закружилась голова. В первый раз я прижимал к своей груди женщину.

           

            Она тихо вскрикнула, отскочила в сторону и заметила:

            -- Вы смеетесь... Вы меня не любите!

            -- Люблю, люблю! -- крикнул я в каком-то бешеном порыве.

            Она порывисто бросилась ко мне на шею и осыпала меня поцелуями, как безумная, повторяя самые нежные слова любви.

            Когда я вернулся в свою комнату, мне вдруг сделалось стыдно. Я хотел на другой же день сказать ей, что я ее обманул, что с моей стороны был только порыв и больше ничего, но ничего не сказал.

            Софья Петровна была дочь содержанки. История ее очень проста. Она училась в школе, потом молодой девочкой попала на содержание к богатому старику, привязалась к какому-то юноше и потеряла в одно время старика и любовника. Первый отказал ей в средствах; второй, узнав, что у нее нечего занимать, бросил ее, предварительно обобравши.

            -- После этого мне ничего не оставалось, как броситься в воду, -- рассказывала мне Софья Петровна, -- право, очень тяжело мне было, что человек, которого я любила, так обманул меня. Уж я готова была исполнить намерение и стояла у Николаевского моста, как меня удержал какой-то господин. Он успокоил меня и приютил у себя. Это был доктор, добрый и хороший, но больной человек. Я к нему привязалась, как собака, и прожила с ним пять лет. Любить я его не любила как женщина. Он был больной, совсем больной, а я молодая, но я любила его как спасителя и до смерти была верна ему, хотя он этого и не требовал, и была его сиделкой. Два года тому назад он умер и оставил мне три тысячи рублей. Я сняла квартиру и пускаю жильцов. Вот и вся моя история!.. -- заключила свой

 

Фотогалерея

Stanjukovich 10
Stanjukovich 9
Stanjukovich 8
Stanjukovich 6
Stanjukovich 5

Статьи
















Читать также


Морские рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Что не хватает на нашем сайте?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту