Станюкович Константин Михайлович
(1843-1903)
Проза

12

вас предупредить, Петр Антонович, что я требователен и люблю аккуратность в работе... У меня много перебывало молодых людей, но все как-то мы не сходились... Вот еще недавно: пришел один студент, довольно приличный на вид, взялся за дело, но мало того, что был не аккуратен, а еще фыркал, когда я приказал ему написать слово о спасении души, и отказался... По-моему, лучше не берись... Как вы полагаете?

            Я согласился.

           

            Генерал помолчал и потом неожиданно прибавил:

            -- Вы извините... Один щекотливый вопрос!..

            -- Сделайте одолжение!..

            -- Вы религиозный человек?.. Я вас позволил об этом спросить, -- прибавил он, -- потому что все наше семейство глубоко религиозно... Я, конечно, не смею насиловать ваших убеждений, но я бы не потерпел в своем секретаре атеизма, а эта болезнь, по несчастию, теперь свирепствует... Молодые люди забывают, что религия -- единственная успокоительница.

            Генерал стал говорить на эту тему и, между прочим, так и сыпал цитатами из Священного писания.

            Я поспешил успокоить его.

            -- Занятия секретаря должны начинаться с девяти часов утра и продолжаться до трех... На вашей обязанности будет также переписка... Я веду переписку со многими лицами... Что же касается вознаграждения...

            Генерал остановился и взглянул на меня.

            -- Как бы вы оценили свой труд?..

            -- Мне, право, трудно...

            -- Однако ж?

            Я все-таки отказался. Отказ мой, видимо, не понравился генералу. Он поморщился и проговорил:

            -- Я тоже затрудняюсь... Работа ваша будет, конечно, незначительная... легкая, но все-таки... я не желал бы вас обидеть... Как вы думаете насчет двадцати рублей в месяц?..

            "Ого! -- подумал я. -- Генерал из кулаков!"

            -- Мне кажется, -- возразил я, -- что за шесть часов работы плата эта не совсем достаточна.

            -- Но, молодой человек, ведь работа-то какая приятная... Вы будете при этом учиться... Ведь вам предстоит, можно сказать, редкий случай усовершенствоваться в стиле. Эта работа в вашем же интересе... Мы будем вместе прочитывать хорошие книги... Я буду делиться с вами идеями... Вы будете, так сказать, выразителем моих идей... Завтракать будем вместе, -- прибавил он, еще раз внимательно оглядывая меня.

            Я встал с места.

            -- Вы, кажется, находите, что предложенная мною цена мала?

            Я отвечал, что, не имея никаких занятий, я не могу существовать на двадцать рублей. Тогда генерал обещал (если я оправдаю его надежды) похлопотать за меня и доставить мне где-нибудь еще подходящее занятие, причем намекнул, что у него большие связи.

            -- Мне кажется, мы с вами сойдемся. Вы мне понравились.

            Вообще он говорил таким тоном, будто одна честь работать с ним должна была осчастливить человека.

            Я все-таки колебался.

            -- Ну, хорошо. Я предложу вам двадцать пять рублей. Надеюсь, теперь вы будете довольны, а пока я сделаю вам маленький экзамен.

            И с этими словами он предложил мне написать письмо к какому-то архимандриту Леонтию, в котором следовало благодарить за присылку книг и трех бутылок наливки.

            Я очень скоро написал письмо, и генерал остался письмом доволен, хотя и заметил, что слог мой недостаточно, как он выразился, "кристаллизован".

            -- Впрочем, -- прибавил он,

 

Фотогалерея

Stanjukovich 10
Stanjukovich 9
Stanjukovich 8
Stanjukovich 6
Stanjukovich 5

Статьи
















Читать также


Морские рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Что не хватает на нашем сайте?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту