Станюкович Константин Михайлович
(1843-1903)
Проза

8

своем кресле, могла отлично меня видеть.

            -- Вы не нигилист? -- снова начала она свой допрос.

            -- Нет.

            -- Вы в господа бога веруете?

            -- Разумеется.

            -- Это похвально, молодой человек... Нынче так мало веры... Кто ваши родители и что вы делали до сих пор? Расскажите-ка нам откровенно... Все по порядку. Я люблю слушать задушевные истории.

            Я понял тогда, почему от этой старухи убегали все, приходившие по объявлению, но я решил испить чашу до дна. В моем положении приходилось спрятать самолюбие в карман.

            "Кто знает, -- мелькнула у меня мысль, -- может быть, я понравлюсь старухе, и она мне поможет устроить карьеру. Такие примеры были. Она, должно быть, очень богата. Жить ей недолго. Чем судьба не шутит! Такие старухи капризны". Я вспомнил при этом случай, бывший в нашем губернском городе, как одна больная, богатая старуха оставила после смерти десять тысяч одному молодому человеку, приходившему играть к ней на фортепиано.

            Эти мысли быстро пробегали в моей голове, как снова напротив меня чуть-чуть приотворились двери, и из щели показалась пара сверкающих черных глаз и маленький, слегка вздернутый, розовый носик.

            Несмотря на мое благоразумие, глаза эти, признаюсь, смутили меня, и, подите ж, в то же мгновение все мои фантазии относительно старухи разлетелись; мне в это время хотелось только узнать: кто такая эта девушка, заглядывавшая в щелку? и непременно увидать ее... увидать во что бы то ни стало.

            Я был молод, и мне было простительно на минуту увлечься самым глупым образом.

            Однако пора было начинать исповедь перед старухой. Она уже ждала. Глаза снова скрылись, но кто знает, не будет ли у меня, кроме двух, еще и третья слушательница?.. Это меня несколько смущало.

            В коротких словах я рассказал, кто были мои родители (дворянское происхождение, видимо, произвело на мою старуху благоприятное впечатление), почему я не мог поступить в университет и как приехал в Петербург приискивать себе занятия. Я рассказал все это просто, но не без достоинства. Мысль, что меня, быть может, слушают за дверьми, заставляла меня избегать трогательных мест, которые бы оттеняли способного прекрасного молодого человека, служащего единственной опорой матери и сестре. Этот вопрос я обошел, ограничась только легким, хотя и довольно прозрачным намеком.

            Рассказ мой произвел, по-видимому, очень благоприятное впечатление.

            -- Бедный молодой человек! -- проговорила старуха, снова лорнируя меня. -- У меня тоже был сын... ему бы теперь было...

            Она задумалась и заморгала глазами, точно собираясь плакать.

            Пожилая дама поднесла ей к носу флакон с солями и заметила:

            -- Ипполиту Федоровичу было бы теперь тридцать лет...

            -- Ах, да... тридцать... И какой славный молодой человек!..

            Опять нюхание солей.

            -- А вы по-славянски читать умеете?

            -- Умею.

            -- Ну и хорошо. Вы мне понравились, молодой человек. Как вас зовут?

            -- Петром Антоновичем.

            -- А ваша фамилия?

            -- Брызгунов.

            Мне показалось, что она поморщилась, когда я сказал свою фамилию. Действительно, моя фамилия была какая-то странная; мне она самому не нравилась... "Брызгунов"... Очень уж как-то звучит скверно.

            -- Я вас буду, молодой

 

Фотогалерея

Stanjukovich 10
Stanjukovich 9
Stanjukovich 8
Stanjukovich 6
Stanjukovich 5

Статьи
















Читать также


Морские рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Что не хватает на нашем сайте?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту