Станюкович Константин Михайлович
(1843-1903)
Проза

3

            У меня бывали свободные вечера, и я решил воспользоваться ими. С этой целью обратился я за помощью к мировому судье и просил его, если случится, порекомендовать меня в качестве учителя. Он охотно согласился помочь мне в этом, и я скоро получил несколько уроков. Платили мне, конечно, мизерно, но я не особенно разбирал.

            Возвращался я домой, пил два стакана чаю с черным хлебом и считал накопленные деньги, притаившись, точно вор, у себя на антресолях. Домашние меня не беспокоили, я просил их об этом... Только мать убивалась все из-за меня, полагая, что я слишком много работаю. Она не понимала, что эта работа была для меня наслаждением. Я им до времени не открывал своего плана, и только через год, когда я скопил таким образом шестьсот рублей, я объявил маменьке, что собираюсь в Петербург.

            Она не ожидала этого и испугалась.

            -- Как в Петербург?..

            -- Так, маменька... Неужто вы думали, что я всю жизнь буду прозябать в этом городке и позволю вам вести такую жизнь?..

            -- Какую жизнь?.. Чем же это не жизнь, Петя?

            -- Ах, маменька!.. Разве так люди порядочные живут, как мы живем? Покойный папенька о вас не позаботился, так я, маменька, о вас позабочусь! -- проговорил я гордым и уверенным тоном.

            -- Эгоист! -- раздался из-за перегородки раздраженный голос Леночки.

            Я только усмехнулся и не обратил на ее глупую выходку никакого внимания. Маменька просила ее замолчать, но я поспешил прекратить готовящуюся вспыхнуть сцену.

            -- Оставьте, маменька, Леночку. У нее свое мнение, у меня свое. Кто из нас прав, покажет будущее... Быть может, и Леночка, когда будет постарше, поймет, что деньги -- сила и что без них порядочным человеком нельзя быть!

            -- Неправда... неправда... неправда! -- крикнула она.

            -- Не сердись, Лена... Я ведь не навязываю тебе своего мнения. Я говорю: быть может...

            -- Не может этого быть... То, что ты говоришь, безнравственно...

            Я не отвечал больше сестре. Очевидно, она не понимала, что говорила.

            -- Вот, маменька, вам триста рублей, -- продолжал я, выкладывая на стол три сотенные бумажки. -- Этих денег хватит вам на год, но я надеюсь, что раньше года выпишу вас в Петербург, и тогда мы заживем отлично...

            Мать изумлялась все более и более.

            -- Но откуда у тебя деньги?.. И как же ты-то сам будешь жить в Петербурге?..

            -- Деньги я честно, маменька, заработал... А для Петербурга я и себе оставил триста рублей.

            Мать бросилась обнимать меня и всплакнула-таки... Жаль было ей расставаться со мной...

            -- Не плачьте, маменька... Я еду за счастьем и найду его... А разве вы не хотите видеть своего сына счастливым?

            Пришла и Лена. И она была изумлена, когда увидала, сколько я заработал денег... Очевидно, мое упорство вселяло в ней уважение ко мне...

            Она как-то грустно улыбнулась, когда я сказал ей, что в Петербурге она может учиться и что я надеюсь скоро доставить ей средства, но ни слова не ответила на мои слова. Я объявил, что уезжаю через три дня, и пошел к себе наверх.

            Мне спать не хотелось... Я ходил взад и вперед по комнате в большом волнении... Я верил в свою звезду, а все-таки сомнения нет-нет да и закрадывались в мой ум. Что-то будет впереди?.. Как-то встретит меня большой незнакомый

 

Фотогалерея

Stanjukovich 10
Stanjukovich 9
Stanjukovich 8
Stanjukovich 6
Stanjukovich 5

Статьи
















Читать также


Морские рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Что не хватает на нашем сайте?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту