Станюкович Константин Михайлович
(1843-1903)
Проза

40

хоть и выручал капитана, поддерживая разговор с гостьей, но имел несколько обиженный вид огорченного кота. Исхудавший Васенька, сидевший на конце стола, поминутно краснел, бросая робкие взгляды на пассажирку. Только дедушка, механик, артиллерист Евграф Иванович и вихрастый гардемарин с сочными губами ели и пили с обычной исправностью.

            -- А барометр все падает, Иван Иваныч, -- заметил в конце обеда капитан. -- Как бы сегодня не засвежело!

            -- К тому идет-с. Пожалуй, и не дотянем нашего счастливого плавания...

            -- Вот, Вера Сергеевна, вы нас скоро покидаете -- и погода нам изменяет, -- любезно промолвил капитан, умильно взглядывая на пассажирку. -- Сегодня и небо уж не прежнее... Тучи заходили, и океан зашумел... Сердятся, что мы вас отпускаем.

            И только он это сказал, как сверху раздался громкий, взволнованный голос Цветкова, торопливо и возбужденно командовавший:

            -- Брам-фалы и марса-фалы отдать! Фок, грот и бизань на гитовы! Кливера долой!

            В ту же секунду вбежал сигнальщик.

            -- Шквал, вашескобродие, -- доложил он капитану.

            -- Извините, Вера Сергеевна, -- вымолвил капитан и торопливо вышел. Вслед за ним вышли старший офицер и дедушка. Вестовые бросились закрывать люк.

            Видя спокойные лица оставшихся за столом, пассажирка без страха, хотя и волнуясь, доканчивала пирожное, как вдруг сверху донесся какой-то потрясающий гул, в кают-компании потемнело, с грохотом покатилась посуда, и молодую женщину бросило на другой конец дивана. Клипер лег на бок, и пассажирка чувствовала, как она вместе с ним наклоняется все ниже и ниже.

            Силясь улыбнуться, она испуганно посмотрела на моряков. Бакланов, доктор и Васенька подошли к ней.

            -- Не пугайтесь, Вера Сергеевна, он сейчас встанет, -- успокаивал Бакланов.

            -- Никакой опасности нет, -- авторитетно проговорил юный Васенька.

            Но клипер не вставал! Его кренило все больше и больше... Казалось, вот-вот он сейчас опрокинется. Эти секунды были ужасны. Бледная как смерть, с широко открытыми от ужаса глазами, пассажирка глядела перед собой. И у всех лица мгновенно сделались необычайно серьезными. Трепет страха застыл в глазах. Все инстинктивно бросились вон из каюты.

            -- Пойдемте, -- стараясь казаться спокойным, выговорил Бакланов и повел пассажирку наверх, поддерживая ее руку. Васенька шел за ними. Он твердо решил в случае гибели клипера спасать пассажирку.

            Страшный вихрь разметал её волосы, и они рассыпались по плечам. Бакланов подвел ее ко входу в капитанскую каюту. Там стояла уже испуганная Аннушка и то и дело крестилась.

         

      XIII

           

            Клипер между тем уже поднялся и бешено мчался. Паника, охватившая молодую женщину во время этой долгой, бесконечной минуты лежания на боку клипера, поваленного жестоким шквалом, прошла вместе с мыслью о гибели. Вид людской толпы бодрил пассажирку. Все еще взволнованная от только что испытанного ощущения казавшейся ей близости смерти, она торопливо подобрала свои роскошные волосы и при помощи Аннушки завязала в узел. Смышленый Чижиков, бывший во время шквала при Аннушке, догадался принести пассажирке ватерпруф и платок на голову.

            -- Оденьтесь, барыня, неравно продует.

            Между тем боцман как бешеный проревел: "Пошел все наверх!" -- и все бросились

 

Фотогалерея

Stanjukovich 10
Stanjukovich 9
Stanjukovich 8
Stanjukovich 6
Stanjukovich 5

Статьи
















Читать также


Морские рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Что не хватает на нашем сайте?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту