Станюкович Константин Михайлович
(1843-1903)
Проза

20

-- А тебе небось завидно?.. Однако пора и к водке свистать! Выноси-ка, баталер, водку! -- сказал Матвеев, и аристократы бака разошлись.

           

            Иван Иванович с секстаном в руке уже ловит "полдень". Его помощник, молодой штурманский прапорщик, отсчитывает на часах секунды.

            -- Стоп! -- произносит старый штурман и машет рукой. В колокол бьют "рынду", и все проверяют часы.

            А сам дедушка в новом люстриновом сюртучке, в сбитой на затылок фуражке, торопливо спускается к себе в каюту, чтобы закончить утренние вычисления. Чрез пять минут все готово. Полуденные широта и долгота получены. Мы точно знаем, в какой точке земного шара находимся и сколько прошли за сутки миль.

            Суточное плавание отличное. Все довольны, начиная с капитана и кончая Васенькой, что мы "отмахали" более двухсот миль, что погода отличная, ветер попутный, и что, наконец, хорошенькая пассажирка часто показывается на палубе, что она тут, свежая, красивая и приветливая, один вид которой доставляет морякам удовольствие и как-то подтягивает их.

            И сам дедушка, в первые дни ворчавший, что на клипере пассажирка, приглядевшись к ней, значительно смягчился. Правда, он ждал всяческих историй в кают-компании из-за нее (недаром Цветков уже ходил как полоумный, Степан Дмитриевич ежедневно душился, а капитан придирался без всякой причины к молодым офицерам), но находил ее вообще "молодцом дамой". Ее не укачивает, держит она себя просто и умно, без всяких, как он выражался, "цирлих-манирлихов" и "не разводит антимонии", как вообще дамы, изображающие из себя "разварную лососину".

            Вследствие такого отношения к пассажирке, Иван Иванович каждый день докладывал ей о пройденном расстоянии.

            И сегодня, выйдя из капитанской рубки, где проверил хронометры, он подошел к пассажирке. Она сидела на юте, под тентом, в лонг-шезе, одетая в легкое серое платье, с морской шапочкой на белокурой головке. Офицеры завтракали. Она была одна и читала книгу. Красивый блондин Бакланов, стоявший на вахте, шагал по мостику, поглядывая на молодую женщину, но спуститься и заговорить с ней не смел. Того и гляди появится капитан -- и тогда разнос. Уж было этих историй!

            -- С добрым утром, Вера Сергеевна!

            -- Здравствуйте, Иван Иванович! -- радостно ответила она дедушке, протягивая маленькую, изящную белую ручку с обручальным кольцом на третьем пальце и бирюзой на крохотном мизинце, которую он почтительно пожал в своей морщинистой широкой лапе.

            Ей очень нравился этот славный добряк Иван Иванович, простой и бесхитростный, относившийся к ней сердечно и ласково, без ухаживаний, и она всегда рада была, когда он подходил к ней сообщать о пройденном расстоянии.

            -- Сколько, Иван Иванович, прошли... Двести или больше?

            -- Двести двадцать две мильки-с пробежали, Вера Сергевна... Отлично идем... Погода -- прелесть, чтоб не сглазить! И подлинно вы нам счастие принесли, Вера Сергевна...

            -- И вы комплименты стали говорить, добрейший Иван Иванович?.. С каких это пор? Ведь вы, кажется, не любите дам на корабле? -- прибавила с лукавой улыбкой молодая женщина.

            Дедушка несколько смутился.

            -- А уж вам разболтали наши молодцы? Экие сороки! Что ж, скрывать не стану-с, Вера Сергевна... Говорил в этом роде, точно говорил-с.

            -- Почему

 

Фотогалерея

Stanjukovich 10
Stanjukovich 9
Stanjukovich 8
Stanjukovich 6
Stanjukovich 5

Статьи
















Читать также


Морские рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Что не хватает на нашем сайте?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту