Станюкович Константин Михайлович
(1843-1903)
Проза

13

Бычков.

            -- Феньку да за косу?.. И какой ты, матрос, дурак! Сам-то только и понимаешь, когда тебя по уху...

            -- Так ты что же?.. Сам же и виниться стал перед ей?..

            -- То-то и повинился. И со всей покорностью, глупая башка. Без Феньки мне жизнь -- что вроде могилы. Пойми ты, ежели в тебе настоящая душа... Ведь приверженность не сапоги. Снял, и шабаш!..

            -- Ну, ладно... Обсказывай!.. Тоже и ты, я скажу, чудной!..

            -- Замирились... Простила... И после говорит: "Незадачливая я... Только тебя мучаю и себя расстраиваю... Ты обо мне лучше полагаешь, чем я есть... Бедный ты мой, бедный Волк!.. Видно, не умею я ценить твою ко мне любовь... Обиженная от бога природой!.." Так прошел месяц... Я, дурак, опять успокоился... Вижу, не брезгает мною... А что-то в ей беспокойное -- дума какая-то... Не объясняет... А уж прежней ласковой и веселой Феньки нет... То скучная, то вдруг приникнет ко мне и приласкает... И я рад... Думаю: обойдется... И как-то раз говорит: "Уеду от тебя, Волк, в отлучку на несколько дней... К сродственникам, в Симферополь хочу..." Попрощались. Уехала... Обещала дать весточку, как вдруг через два дня отписала: "Не жди меня больше, Волк. За все добро и приверженность много благодарна. Но нет во мне прежней любви... Прости, если виновата, за зло и не поминай бесталанную Феньку..."

            Волк смолк. Казалось, долгий рассказ не успокоил его. Он по-прежнему не понимал причины этой внезапной перемены и не сомневался, что и Бычков думал о Феньке то, что говорил и Руденко.

            Он не верил и отгонял подозрения... Но, когда его глазам мучительно грезилась пригожая Фенька, такая же ласковая и порывистая, в объятиях молодого солдата в Симферополе, в голову Волка невольно закрадывалась мысль, что Фенька -- беспардонная душа.

         

      VI

           

            Прошло две недели.

            Волк поправился и явился на корвет.

            Матросы обрадовались Волку. Старший офицер потребовал его в каюту и шутливо спросил:

            -- Совсем починили тебя?

            -- Точно так, ваше благородие.

            -- И больше не "скучишь" из-за бабы?..

            Волк смущенно молчал.

            -- Не стоит, братец... Понял?

            -- Есть, ваше благородие!

            -- Особенно в твоих годах. Молодые не очень-то любят пожилых. Слышал об этом?

            -- Точно так, слышал, ваше благородие, -- угрюмо ответил Волк и весь побагровел.

            Петр Петрович не сомневался, что утешил матроса, и отпустил его.

            А Волк далеко не успокоился и был по-прежнему молчалив и угрюм. И все дивились, что башковатый матрос мог так долго тосковать из-за бабы. Даже мичман Кирсанов, который уже забыл госпожу Перелыгину и "по-настоящему любил" госпожу Дышлову, не с прежним

 

Фотогалерея

Stanjukovich 10
Stanjukovich 9
Stanjukovich 8
Stanjukovich 6
Stanjukovich 5

Статьи
















Читать также


Морские рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Что не хватает на нашем сайте?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту