Станюкович Константин Михайлович
(1843-1903)
Проза

13

-- любезно ответил капитан, -- я счастлив, что мог быть вам полезным и вообще... Только вы бы не соскучились, Вера Сергеевна, в море, а мы... мы... Мы-с употребим с своей стороны все старания, чтобы вы не скучали...

            -- С такими любезными людьми разве можно скучать? И наконец, я восемь лет не видала русских, а я ведь русская, да еще из Москвы! -- прибавила пассажирка.

            -- Сердце России! -- с одушевлением произнес капитан. -- А москвички, насколько я встречал, премилые, позволю себе заметить-с, дамы. И очень привлекательные! -- прибавил с улыбкой капитан в виде тонкого, по его мнению, комплимента.

            -- Вы бывали в Москве?

            -- Как же-с, имел это удовольствие. Она произвела на меня превосходное впечатление... Этот Кремль, радушие, сердечность! -- не без горячности проговорил капитан и незаметно скользнул взглядом по белой, как сливки, хорошенькой шейке пассажирки.

            -- Ишь глазенапа запускает! -- заметил кто-то вполголоса в кучке гардемаринов, стоявших вблизи, и раздался сдержанный смех.

            Вероятно, до капитана донеслось это замечание, потому что он вдруг повернул голову, метнув свирепый взор, нахохрился и, не распространяясь более о Москве, заговорил с консульшей.

            Увидав Цветкова, отвешивавшего ей низкий поклон, пассажирка ласково кивнула ему головой, как знакомому, и сделала несколько шагов ему навстречу.

            -- Что же вы не приехали за мной, Владимир Алексеич, как обещали? -- любезно упрекнула она, протягивая просиявшему мичману руку.

            -- Нельзя было... Если б я только мог, Вера Сергеевна! -- проговорил восторженно мичман, весь вспыхивая.

            -- Вас задержала служба?

            -- Какая служба! Просто капитан не пустил, -- улыбаясь заметил Цветков, понижая голос.

            -- Не пустил? Почему не пустил?

            -- Это его тайна! -- усмехнулся Цветков. -- Впрочем, и Васенька вас отлично довез... Не правда ли?

            -- Какой Васенька?

            -- Летков... Мы все так зовем этого милого юношу, который приезжал за вами.

            -- Мы отлично доехали... Отлично! -- повторила пассажирка и прибавила: -- А с вами мы опять будем спорить, как вчера, лишь только познакомились... Я люблю таких спорщиков... Это напоминает мне молодые годы в Москве... Здесь так не спорят, и я давно так не спорила...

            -- Он отчаянный спорщик, Вера Сергеевна, -- заметил капитан, подходя к Вере Сергеевне.

            -- О, я знаю. Вчера уж мы поспорили, но, к сожалению, не докончили спора. Надеюсь, докончим и начнем новый? -- промолвила, улыбаясь, Вера Сергеевна и отошла с капитаном, пожав руку окончательно влюбленному и счастливому мичману.

            Сзади дам, поминутно останавливавшихся благодаря представлениям пассажирке офицеров, медленно подвигался консул, сухощавый, долговязый и серьезный финляндец, лет под пятьдесят, оживленно беседовавший по поводу каких-то счетов с ревизором клипера.

            В это же время по другой стороне шканцев торопливо проходила, шурша накрахмаленными юбками и повиливая подолом, с опущенными вниз глазами, под перекрестными взглядами моряков, круглолицая, полнотелая, не лишенная миловидности горничная, щеголевато одетая, в серой тальме и яркой шляпке, с мелкими вещами в руках, сопровождаемая молодым вестовым Цветкова, Егоркой, который нес маленький баул и две картонки с особенной осторожностью,

 

Фотогалерея

Stanjukovich 10
Stanjukovich 9
Stanjukovich 8
Stanjukovich 6
Stanjukovich 5

Статьи
















Читать также


Морские рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Что не хватает на нашем сайте?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту