Станюкович Константин Михайлович
(1843-1903)
Проза

8

приказал им: на время присутствия пассажирки босыми не ходить и одеваться чисто, а не то...

            Только дедушка Иван Иванович да старший судовой механик Игнатий Афанасьевич Гнененко нарушали общую картину парадного великолепия.

            Иван Иванович сохранял обычный будничный вид в своем стареньком, хотя и опрятном, люстриновом сюртучке, серебряные погоны которого давно потеряли свой блеск и съежились, и с высокими "лиселями" (воротничками), упиравшимися в его чисто выбритые, старчески румяные щеки; а Игнатий Афанасьевич, человек лет за тридцать, с добрыми светлыми глазами, отличавшийся крайним добродушием, невозмутимой хохлацкой флегмой и неряшливостью, явился в кают-компанию, по обыкновению, в засаленном кителе, с вечной дырой на локте. Воротник его рубашки, повязанный каким-то обрывком, был сомнительной свежести, всклокоченные волосы, видимо, требовали гребня и щетки.

            Увидав Игнатия Афанасьевича в таком костюме, Цветков, сияющий словно именинник, в ослепительно белом костюме, просто-таки пришел в ужас.

            -- Игнатий Афанасьевич... Голубчик... Помилосердствуйте! -- возбужденно воскликнул он, озирая неуклюжую фигуру механика.

            -- А что? -- невозмутимо осведомился Игнатий Афанасьевич.

            -- Нельзя же... На клипере будет дама, а вы... Посмотрите!

            И Цветков показал дыру на локте.

            Игнатий Афанасьевич тоже взглянул на дыру, почему-то потрогал ее пальцем и, улыбаясь глазами, проговорил с сильным малороссийским акцентом:

            -- Не зачинил шельма Иванов... А я давно ему говорил...

            -- Но самый сюртук! Что подумает пассажирка, увидав вас в таком костюме?

            -- А нехай думает что хочет! -- добродушно заметил Игнатий Афанасьевич.

            Раздался взрыв смеха.

            -- Нет, уж вы, Игнатий Афанасьевич, поддержите честь клипера... Ради бога. Сюртука вам нового жаль, что ли?..

            -- Да я не выйду ее смотреть...

            -- А если она зайдет в кают-компанию... Захочет взглянуть?.. Наконец, мы ее пригласим... Уж вы, Игнатий Афанасьевич, не спорьте, ей-богу... Не поленитесь, переоденьтесь...

            Цветков так упрашивал, что Игнатий Афанасьевич, несмотря на свою лень, обещал переодеться...

            -- Только не думайте, что на ходу я стану для нее одеваться... Под парами я в своей куртке буду! -- заметил Игнатий Афанасьевич... -- Она ко мне в машину не придет, надеюсь.

            Пассажирку ждали к шести часам -- к обеду, вместе с консулом и консульшей, приглашенными капитаном. В пять часов за гостями был послан щегольской капитанский катер. Другой катер отправился за багажом.

            Цветков хотел было отправиться с катером, посланным за гостями, но старший офицер сказал ему, что, по распоряжению капитана, ехать с катером назначен гардемарин Летков (Васенька).

            -- Да разве не все равно, кто поедет? Я по крайней мере уже знаком с пассажиркой... А Васенька охотно уступает мне свое право... Не правда ли, Васенька?

            -- Я очень рад не ехать! -- подтвердил юный и очень застенчивый Васенька. -- Я не умею разговаривать с дамами! -- прибавил он, краснея.

            -- Так разрешите, Степан Дмитрич!

            -- Нет, уж вы лучше сами, Владимир Алексеич, спросите капитана! -- с улыбкой проговорил старший офицер.

            -- Что ж, и спрошу!

            -- Эка тебе не терпится увидать юбку... Удивляюсь

 

Фотогалерея

Stanjukovich 10
Stanjukovich 9
Stanjukovich 8
Stanjukovich 6
Stanjukovich 5

Статьи
















Читать также


Морские рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Что не хватает на нашем сайте?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту