Станюкович Константин Михайлович
(1843-1903)
Проза

12

Стал чаще ходить -- сказываю про всякое понятие мое, и о том, как матросу нудно на свете, и как не по правде люди живут, и как обидно простому человеку... Вижу -- слушает, не скучает. И простая со мной. А мне -- хоть не уходи с кухни... Поняла, значит, что я вовсе привязамшись, и не гонит... Зовет, а обнадежить себя не решаюсь. Не к рылу, мол. Однако как кампанию кончили, перебрались в казармы поздней осенью, пришел к Феньке и сдерзничал -- открылся. "Не обессудь, говорю, за мою приверженность по гроб жизни". И Фенька на это: "Такой не видала, говорит, приверженности, и ты мне люб, -- говорит..." Однако в закон не согласилась.

            -- Отчего?

            -- По своей гордости... вот отчего... "Не хочу, говорит, быть обвязанной и ни твоей, ни своей воли решиться... И обманывать тебя не стану".

            Оставила Фенька место, и наняли мы комнату в слободке. Стала белье стирать. Не хотела, чтобы я один для нее старался... Жалела. И никакой в ей корысти не было... Не льстилась на деньги... И жили мы душа в душу так два года... Заботливая обо мне была -- придешь, бывало, с конверта или из караула -- точно в раю... И щекотливая была... Не любила, если я приревную... "Ты, говорит, верь моей совести... Не думай, какая прежде я была... Я, говорит, в рассудок пришла. Что было -- было. Лучше и не вспоминать. И самой стыдно... И помни: станешь ты мне чужой -- скажу. Обидно тебе будет, а правды не скрою..." А я верю Феньке и в полном доверии и изо всех сил стараюсь, чтобы ей было хорошо... Чем-нибудь потешишь. Одно слово, при ей вроде крепостного... И чем дольше, тем сильнее моя приверженность... И опять в закон прошу...

            "Подожди", -- говорит...

            Обнадеживаю я себя и счастью своему краю не знаю. Только будто обидно, что бог ребенка не дает. Так прошло два года. И стал я замечать, что Фенька нет-нет да и заскучит. И приду, бывало, с конверта -- я обсказываю, что было, -- она уж не в охотку слушает. Обнимешь -- она чаще отстранять стала. И страшно сделалось. Думаю -- не та Фенька и обо мне не заботливая... Подозревать стал -- мука одна. Молчу -- скрываю; только приду и сердце свое срываю. То куда ходила, то отчего есть не приготовлено, то отчего без дела сидишь. Жду -- лаской ответит, простит грубость, догадается, отчего сердце кипит во мне, а она мне: "Ты что с попреками... Я не жена, слава богу... Я сама по себе..." Обвязала голову платком, да и ушла... Вернулась, и глаза заплаканы.

            А я сам не свой... В полной расстройке души. Кажется, кожу с себя готов снять, и меня же вроде быдто подлеца поняла... Чтобы попрекать? За что?

            -- А ты, Волк, оттаскал бы Феньку за косу. Нешто нельзя сказать бабе, чтобы сполняла свое дело?.. -- возбужденно проговорил

 

Фотогалерея

Stanjukovich 10
Stanjukovich 9
Stanjukovich 8
Stanjukovich 6
Stanjukovich 5

Статьи
















Читать также


Морские рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Что не хватает на нашем сайте?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту