Станюкович Константин Михайлович
(1843-1903)
Проза

30

знакомые? Какие?

            Юленька удовлетворяет любопытство мужа, но не вдается в большие подробности. Жизнь шла однообразно, она скучала...

            -- Я, впрочем, обо всем тебе писала! -- прибавляет она, и в голосе ее звучит какая-то беспокойная нотка.

            Переполненный счастьем, умиленный Никандр Миронович не слышит этой тревожной нотки в нежном голосе своего "ангела". Он не замечает, как какое-то выражение не то беспокойства, не то страха внезапно мелькает на ее лице и снова исчезает в улыбке. Он не видит, что в нежном взгляде ее прекрасных глаз, когда она изредка их поднимает на мужа, есть что-то робкое и приниженное, словно виноватое. Он видит только свою ненаглядную "цыпочку" и глядит на нее влюбленными глазами, глядит, словно не может еще налюбоваться ею, и говорит с веселой улыбкой:

            -- А вчера я и не заметил. Ведь ты пополнела, Юленька... Да еще как!

            Внезапная краска заливает щеки молодой женщины.

            -- Тебе это идет, право, Юленька... Чего ты конфузишься?..

            -- Разве я в самом деле пополнела?..

            -- Есть-таки... Однако что ж это?.. Подарков ты так еще и не видала?.. Не знаю: понравятся ли тебе?

            С этими словами Никандр Миронович вышел из столовой.

            С хорошенького личика молодой женщины внезапно исчезла улыбка. Оно омрачилось и стало тревожным. Брови сдвинулись, и между ними залегла складка. Глаза сосредоточенно смотрели перед собой. Она тяжело вздохнула и, склонив голову, словно бы под тяжестью какой-то неотвязной мысли, сжимала свои белые руки.

            В соседней комнате раздались шаги мужа. Юленька встрепенулась и подняла голову. Лицо ее теперь было серьезно. Взгляд полон решимости. Слабая улыбка играла на устах.

            -- Ну-ка, посмотри, Юленька, что я тебе привез! -- проговорил, входя с ящиками, Никандр Миронович. -- Не думай: это не все... На корвете остался еще целый сундук для тебя! -- весело прибавил он, открывая ящики.

            И Никандр Миронович вынимал и выкладывал перед Юленькой прелестные вещи.

            -- Да что ты вдруг нахмурилась, Юленька?.. Или не угодил? -- с беспокойством спросил Никандр Миронович, заглядывая в лицо жены.

            Она, видимо, что-то хотела сказать и не решалась.

            -- Не нравится, а? -- повторил он.

            Она подняла на мужа робкий взгляд и, улыбаясь, промолвила:

            -- Твои подарки прелестны... Спасибо тебе, мой добрый!

            И с какою-то нежною порывистостью поцеловала Никандра Мироновича.

            -- А я думал, что ты недовольна, моя цыпочка, и мне было неприятно... Так довольна?

            Юленька стала рассматривать вещи и опять улыбалась. Но вдруг краска сошла с ее лица. Она побледнела, взор стал мутный.

            -- Что с тобою?.. Ты нездорова? -- испуганно спросил Никандр Миронович.

            -- Ничего, ничего... Пройдет, -- отвечала она и вышла из комнаты.

            Через минуту Никандр Миронович испуганно заглянул в спальню. Юленька была бледна, как при морской болезни.

            -- Не послать ли за доктором, Юленька?

            -- К чему? Доктор не поможет...

            -- Как не поможет? Что ты? Я сейчас побегу за доктором.

            -- Не надо! -- остановила его с досадою в голосе Юленька. -- Разве ты не видишь, какая это болезнь? Я беременна,

 

Фотогалерея

Stanjukovich 10
Stanjukovich 9
Stanjukovich 8
Stanjukovich 6
Stanjukovich 5

Статьи
















Читать также


Морские рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Что не хватает на нашем сайте?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту