Станюкович Константин Михайлович
(1843-1903)
Проза

24

Передайте наш общий тост!

            Кривский одел кожан (ему кстати нужно было подсменить вахтенного офицера) и поднялся на мостик. За ним шел вестовой с подносом.

            Сменив вахтенного, нетерпеливо ожидавшего смены, чтоб идти ужинать, Кривский приблизился к мрачному штурману, который стоял на краю мостика и смотрел в бинокль в направлении, где должен был открыться маяк. В темноте вечера низенькая фигура штурмана в дождевике с зюйдвесткой на голове казалась каким-то темным пятном.

            -- Никандр Мироныч! -- окликнул его Кривский.

            -- А, это вы, Сергей Петрович... Маяк, батюшка, должен сейчас открыться... Уж глаза проглядел... Посмотрите-ка вы... Не увидите ли?..

            Голос Никандра Мироновича звучал радостным возбуждением.

            Кривский передал тост за его здоровье от кают-компании, свои поздравления по случаю возвращения домой и предложил выпить бокал шампанского. Никандр Миронович чокнулся, выпил и, крепко стиснув руку Кривского, сказал взволнованным тоном:

            -- Спасибо, голубчик... спасибо... Завтра будем... завтра...

            -- Вы бы спустились поужинать, Никандр Мироныч... Я посторожу маяк...

            -- Да я есть не хочу... какой ужин! Что вы... ужинать!.. Завтра будем, голубчик!

            Это радостное волнение, обнаруженное мрачным штурманом, удивило Кривского. Таким возбужденным он его никогда не видал.

            -- Ну что, видите что-нибудь?..

            -- Ничего не вижу...

            -- Сейчас откроется... Ну, вот и огонек... Вот и он... миленький! -- весело воскликнул Никандр Миронович. -- А вы все не видите?

            -- То-то нет.

            -- Глаз-то у вас не штурманский... Пошлите-ка доложить капитану, что маяк открылся... Теперь надо следующего ждать.

            -- Да вы, Никандр Мироныч, хоть бы спустились вниз погреться. Погода дьявольская. Того и гляди простудитесь!

            Но мрачный штурман наотрез отказался. Ему не холодно. Он всю ночь простоит наверху, будет смотреть за маяками.

            -- Да и не уснуть все равно... Слишком взволнован... Ведь я три года ждал этого самого Финского залива. Легко сказать: три года!.. -- повторил он в необыкновенном возбуждении.

            И, помолчав, неожиданно прибавил:

            -- Вы и не знаете еще, милый Сергей Петрович, какая мука быть в долгой разлуке с любимым человеком!

            Его обыкновенно недовольный, раздражительный голос звучал теперь таким глубоким, нежным чувством, какого Кривский и не подозревал в мрачном штурмане.

            -- Теперь шабаш!.. Больше в море не пойду! Уж мне обещали место в штурманском училище... Смотрите, навестите меня... Надеюсь, наше знакомство не кончится?.. Вы увидите, какая у меня славная хозяюшка! -- с гордостью прибавил Никандр Мироныч.

            Молодой человек был глубоко тронут этой неожиданной интимностью. Мрачный штурман показался ему теперь еще симпатичнее, и он горячо проговорил:

            -- Спасибо за приглашение... Разумеется, я им воспользуюсь и, конечно, никогда не забуду вашего расположения ко мне. Поверьте, Никандр Мироныч!

            -- Верю, голубчик. Вы хоть и флотский, а милый человек! -- задушевно промолвил Никандр Миронович. -- Оттого-то я и хочу, чтоб вы познакомились с моей женой.

            Он замолчал, видимо взволнованный, а Кривский,

 

Фотогалерея

Stanjukovich 10
Stanjukovich 9
Stanjukovich 8
Stanjukovich 6
Stanjukovich 5

Статьи
















Читать также


Морские рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Что не хватает на нашем сайте?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту