Станюкович Константин Михайлович
(1843-1903)
Проза

23

-- говорил с веселым смехом мичман. -- Ну, зато ж и собака погода! -- прибавил он, отряхивая фуражку. -- Эй, вестовые, чаю! Живо!

            Все бывшие в кают-компании бросились наверх взглянуть на Финский залив.

            -- Доктор, проснитесь!.. Эка, храпит как!.. Лаврентий Васильевич, вставайте! -- кричал легкомысленный мичман сквозь жалюзи докторской каюты.

            Храп вдруг смолк на низкой ноте, и недовольный голос спросил:

            -- Чего вы так орете?.. Разве уж подали чай?

            -- И чай и Финский залив... И то и другое...

            -- Ну? -- радостно промычал доктор.

            -- То-то: "Ну!". Завтра, бог даст, дома пить чай будете... Выходите скорей!

            Через минуту доктор вышел, протирая глаза и отдуваясь.

            -- А где же все?

            -- Пошли кланяться Финскому заливу, а я с вахты чайком буду греться... А знаете ли что, доктор?.. У меня мысль... поддержите.

            -- Коли добрая -- поддержу.

            -- Добрая... Недурно бы сегодня за ужином вспрыснуть Финский залив, а?.. Разных бы закусок, шампанского!.. Одним словом: ознаменовать!

            Доктор нашел, что мысль добрая, обещал поддержать и пошел наверх.

            Погода была в самом деле -- "собака". Шел не то дождь, не то снег. Пронизывало насквозь сыростью и холодом. Свинцовые тучи повисли на небе и обложили со всех сторон горизонт.

            Несмотря на такую погоду, палуба была полна народом. Все посматривали на мутно-свинцовые, неприветные воды Финского залива и вглядывались в серую мрачную даль в каком-то особенном радостном возбуждении.

            -- Запахло, братцы, Расеей... Вишь, и снежок... Давно его не видали! -- весело говорят матросы, и многие снимают шапки и крестятся.

            Мысль "вспрыснуть" вступление в Финский залив встретила общее одобрение, хотя барон Оскар Оскарович, бывший содержателем кают-компании {Содержателем кают-компании называется офицер, выбираемый всеми членами кают-компании заведовать хозяйством. Обыкновенно выбирают на шесть месяцев, после чего делают новые выборы. (Прим. автора.)}, и досадовал, что поздно спохватились. До ужина оставалось всего два часа, и повар не успеет сделать пирожного. Решено было пригласить на ужин и капитана, тем более что он в последнее время "вел себя хорошо", то есть не очень "разносил" офицеров {Если офицеры недовольны за неделю капитаном, то обыкновенно они не приглашают его. Эти приглашения делаются по большинству голосов. (Прим. автора.)}.

           

            Ужин был веселый. Все были необыкновенно оживлены. Теперь, перед окончанием долгого плавания, были забыты прежние ссоры, прежние маленькие недоразумения, и прожитое вместе время помянули добрым словом. Говорились спичи, и предлагались разные тосты -- за капитана, за старшего офицера, за кают-компанию, за команду "Грозного". Кривский предложил тост за старшего штурманского офицера, и все, радостные, размякшие после выпитого шампанского, горячо поддержали тост.

            -- А где же Никандр Мироныч? Отчего его нет? -- спрашивали со всех сторон.

            -- Он наверху, маяк сторожит!

            -- Попросить сюда Никандра Мироныча!

            -- Ну, Никандр Мироныч не спустится, пока не откроет маяка! -- заметил капитан.

            -- И то правда... Так несите ему бокал, Сергей Петрович.

 

Фотогалерея

Stanjukovich 10
Stanjukovich 9
Stanjukovich 8
Stanjukovich 6
Stanjukovich 5

Статьи
















Читать также


Морские рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Что не хватает на нашем сайте?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту