Станюкович Константин Михайлович
(1843-1903)
Проза

18

в плаваниях, не знавший совсем ни женщин, ни женского лицемерия и веривший в свою Юленьку, как в бога, спешил ее успокоить. Счастливый и радостный, он объяснил, что еще можно избегнуть этого несчастия...

            -- Стоит только наплевать на них и подать в отставку. Что ты на это скажешь, Юленька? -- проговорил он, заглядывая ей в лицо с веселой улыбкой.

            -- В отставку? -- вырвалось у Юленьки восклицание, обнаружившее скорее удивление, чем радость. -- О, конечно, это было бы отлично! -- поспешила прибавить молодая женщина.

            И тотчас же спросила с наивным видом балованного ребенка:

            -- У нас, значит, есть хорошее место, Никаша?

            Этот прозаический вопрос несколько смутил Никандра Мироновича. Он добросовестно признался, что не только хорошего, но никакого места еще нет в виду, но что за беда! Он достанет себе место... Он будет хлопотать где возможно... Сегодня же он напишет приятелю, который служит в черноморском обществе...

            -- Конечно, Юленька, это делается не так скоро... Придется, быть может, подождать... несколько стесниться, но ведь зато мы будем вместе, моя родная! -- застенчиво и взволнованно прибавил Никандр Миронович.

            Эта перспектива, по-видимому, не особенно улыбалась молодой женщине. Она, конечно, по-своему была расположена к мужу, но далеко не настолько, чтобы приносить на алтарь привязанности какие-нибудь жертвы. Не для того она вышла замуж. И практическая Юленька решила удержать своего благоверного от глупости, которую он готов был сделать из-за своей сумасшедшей любви.

            Она с чувством пожала руку Никандра Мироновича, подарив его взглядом, полным благодарности, и снова повторила, что это самое лучшее, что он мог придумать... Она так рада не испытывать такой долгой разлуки...

            -- Одно только меня смущает, голубчик...

            -- Что, милая?

            -- Я боюсь за тебя... Удобно ли тебе бросать службу?.. Она все-таки дает верный кусок хлеба и обеспечение в будущем... Каково тебе будет, если ты не скоро получишь место?..

            -- Ты, значит, не советуешь, Юленька?

            Юленька даже обиделась. Разве она не советует?! Разве она может решать такой серьезный вопрос?.. Пусть Никаша поступает, как найдет лучшим... Конечно, бросать службу, не имея ничего определенного впереди, страшно, но она с удовольствием готова жить в одной комнате, продать все свои вещи и платья, все, что он подарил ей; она сама будет готовить... Разумеется, во всем этом нет особенной прелести, но что делать?.. Она видела и прежде нужду... Она...

            -- Что ты, что ты, Юленька?.. Да разве я допущу тебя до этого, мое сокровище?.. -- воскликнул Никандр Миронович, тронутый до глубины души словами жены и чувствуя себя перед нею бесконечно виноватым.

            Как он мог серьезно подумать о такой глупости, как отставка! Он -- отчаянный эгоист, думающий лишь о себе. Эта будущая картина нужды, нарисованная женой, наполнила сердце Никандра Мироновича ужасом. Эта великодушная, милая Юленька будет страдать только потому, что он не имеет силы вынести три года разлуки... Он готов был поставить на карту свое положение, свои долгие годы службы, чтобы подвергнуть любимое существо случайностям неверного существования!.. О, как

 

Фотогалерея

Stanjukovich 10
Stanjukovich 9
Stanjukovich 8
Stanjukovich 6
Stanjukovich 5

Статьи
















Читать также


Морские рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Что не хватает на нашем сайте?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту