Станюкович Константин Михайлович
(1843-1903)
Проза

9

-- все равно, а потом и айда на корабль. Жди там боя да шлиховки из-за всякой малости, ежели строгость самая что ни на есть форменная. И какой ты ни покорный матрос, и у тебя, может, душа требует отдышки. Чтобы хоть на берегу по-хорошему пожить, узнать привет и ласку. Чтобы настоящая душевная баба, с понятием, и могла понимать, какой я приверженный и доверчивый... И чтобы она не боялась... и безо всякой облыжности... На совесть... Хвостом не верти!.. Да только такой бабы, может, и не встретить во всю жизнь. Только в башке полагаешь да в душе тоскуешь... А то если и ветрел, а она начхала... Отваливай, мол!

            -- И ты такую бабу ветрел, Волк? -- недоверчиво спросил Бычков.

            -- Такую самую и ветрел. Поздно только по своим годам... Не сустоял в рассудке... Привязался, как смола. Тоже обезумел старый матрос. На мертвом якоре оставаться обнадеживал я себя в ослепленности... А заместо того -- крышка!.. А все-таки обидно, а сердца против Феньки нет... И в каких смыслах крышка?.. Не все ли равно? А она не виновата... И не забуду, что из-за ейной доброй воли я два года был во всей своей форме человеком. Душу получай, мол, всю. Только бери! И чтобы ей никакой обиды... Понял я с ей, какая приверженность во мне... Бывало, с конверта на берег -- так ног под собой не слышу, как бегу в слободку... Одним словом -- новый оборот жизни... И пить бросил... Пойми, ведь я кто такой?.. Грубая матрозня и из себя вроде старой швабры. И она... обратила на такого внимание... И ведь я чуть было от судьбы не убежал...

            Волк вздохнул и примолк.

            "Прост ты, Волк. Поверил бабе. Лучше бы не встревал эстой Феньки!" -- подумал Бычков и спросил, заинтересованный рассказом:

            -- Ты почему полагаешь?

            -- А по той самой причине, что не хотел тогда идти к Иванову -- боцману с "Костенкина". Беспременно звал приходить в слободку. Женка, мол, именинница... Пирог и ведро водки.

            -- Как же не хотел на такое угощение? -- удивился Бычков.

            -- Накануне меня отодрали на "Гонце". С берега вернулся в беспамятном виде. Так я остерегался... Однако отпросился у старшего офицера -- и на именины. Ладно. Вошел я это в ихнюю хибарку... Поздоровкался с хозяевами, и как увидал Феньку, словно тую самую ветрел, что давно знал в мыслях... Оконфузился даже и всего только пять шкаликов выпил... Зашабашил. И украдкой взглядываю на матроску... Около нее матрозня. Всякую брехню брешут... Видит -- приваживает. Отсмеивается, но очень-то не позволяет... Так и отбреет, ежели уж очень матросы пристают... А мне и обидно... Как она такие собачьи разговоры позволяет?.. "Нехорошо", -- думаю. А сам нет-нет да и взгляну... А из себя белая, чистая лицом и, видно, башковатая. Глаза

 

Фотогалерея

Stanjukovich 10
Stanjukovich 9
Stanjukovich 8
Stanjukovich 6
Stanjukovich 5

Статьи
















Читать также


Морские рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Что не хватает на нашем сайте?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту