Станюкович Константин Михайлович
(1843-1903)
Проза

7

он ее бить! Да и Фенька в его глазах была особенная. Тронь только ее!

            -- А за все, братец ты мой! Такая уж в их природа. И которые лестнее, вовсе беспардонные шельмы! Видал ты вчера мою матроску, Волк? Проведать забегала...

            -- Видал.

            -- Так завсегда вертит подолом, стерва! По глазам ейным вижу... И чем глаза ласковей, тем больше облыжности... Значит, уж продает меня. Заметает, подлая лиса, хвостом... Как, мол, ловчей обмануть законного своего матроса!

            Волк жадно слушал. Это суждение Бычкова казалось откровением. И ревнивые подозрения невольно закрадывались в голову Волка.

            А Бычков среди тишины палаты, нарушаемой храпом или каким-нибудь словом во сне, вполголоса продолжал:

            -- Уж сколько я дубасил свою матроску -- все загвоздок искал.

            -- И что же?

            -- Зря! Только мужчинское свое зло срывал. Бывало, бьешь -- клянется... Прибавишь бою -- Аришка взвоет и сперва поклянется, а потом зарок даст... "Никогда, мол, не буду... В потемнении рассудка, дескать, закон нарушила... Подлый матрос, мол, слабую матроску облестил... Так -- по путе ветром надуло... А я, говорит, тебя только, законного матроса, и обожаю..." И ведь так ублажит, что, по нашей подлости, и поверишь...

            -- А веры-то нет?

            -- Верь подлой! Синяки прошли, она опять за свое. Кровь в ей бунтует. Никак не может. Ну, и приверженности ко мне такой нет, чтобы закон Аришке в охотку... Однако -- врать нечего -- добрая матроска и завсегда уважит... Пойми-ка эту линию, Волк!

            Но Волк не понимал, казалось, и возмущенно сказал:

            -- Подлость одна бить так бабу.

            -- То-то и я бросил потом Аришку. Вижу, не выучишь. И нет во мне прежней обиды. Служи, мол, такая-сякая, как обвязанная жена, и мой хлеб жри, и черт с тобой, ежели ты вроде быдто влюбленная... Путайся с другими... Вот, братец ты мой, как я полагаю насчет загвоздок... Плюнь, и шабаш!

            Волк был возмущен и молчал.

            -- А ты, Волк, чего не спишь?.. Какая загвоздка? Или башка болит? С чего это тебя матрос ножом пырнул?..

            -- Избил его... Не догадайся он ножом, я б его до смерти...

            -- Пьяный?

            -- То-то тверезый.

            -- Так чем же тебя матрос до точки довел?

            -- А он не будь что ни на есть подлюгой! -- взволнованно начал Волк, закипая гневом. -- Нечего сказать, открыл свою подлую душу... И ведь нет больше подлости, как обессуживать бабу... Бреши на ее -- всякий поверит. А она что с подлецом сделает? Он-то расславит... Пакость на ей и останется. Понимаем ли мы бабу? Нам только чтобы себя потешить... И ты, Бычков, как ее понимаешь?

            -- Да так и понимаю. На то и дадена баба.

            -- Разве это правильно, ежели по совести?

 

Фотогалерея

Stanjukovich 10
Stanjukovich 9
Stanjukovich 8
Stanjukovich 6
Stanjukovich 5

Статьи
















Читать также


Морские рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Что не хватает на нашем сайте?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту