Станюкович Константин Михайлович
(1843-1903)
Проза

6

            -- А потом под суд... Законопатят в арестанты... Ножом пырнуть! Мог и убить!

            Капитан помолчал и прибавил:

            -- И как это Волк втемяшился в какую-то там бабенку-с!.. Не первогодок, кажется... Не понимаю-с!

            -- И я не понимаю... Мог бы понять, что ему сорок шесть, а этой Феньке, говорят, двадцать пять!

            -- Конечно, возраст основательный... Но... но Волк молодец и ведь не старик же, однако! -- с внезапным раздражением крикнул капитан.

            И старший офицер спохватился, что дал маху.

            Капитану было сорок пять, а его жене -- двадцать.

         

      III

           

            Волк лежал на койке рядом с матросом Бычковым, сломавшим себе ногу при падении с марса-реи фрегата "Проворный".

            На третью ночь после поступления в госпиталь Волк не спал. Болела голова, и тревожили тяжелые мысли. Не занятый работой, он вспоминал недавнее время, -- и не мог от него оторваться.

            И с какою-то мучительной проясненностью проносились перед ним картины счастья. А теперь?

            Волк только встряхивал головой, словно отгоняя от себя тоску.

            Припоминал, в чем виноват был перед Фенькой, и мучился раскаянием.

            "Оттого и бросила!" -- объяснял внезапное решение Феньки этот не понимавший женщин матрос. И с тоской любящего сердца, потерявшего навеки Феньку, прошептал:

            -- Крышка!

            -- Чего не спишь, Волк? Это насчет чего крышка? -- спросил сосед по койке.

            Волк не отвечал.

            Но ему вдруг захотелось открыться, выкрикнуть кому-нибудь про боль смятенной души, не дающей покоя.

            И, сдерживаясь от волнения, проговорил:

            -- А я, братец ты мой, думаю: не может этого быть, чтобы бабья душа была вроде как беспардонная... Сегодня, к примеру, ты хороший, а завтра -- подлый человек, и чтобы духа твоего не было... Такой загвоздки в секунд нет... Видно, другая какая загвоздка...

            -- Стоит и обмозговывать! Нашел чем заниматься! -- ответил Бычков, удивленный, что такой степенный и старый матрос думает о таком нестоящем предмете, как бабья душа, да еще ночью, когда спать надо. Но так как и Бычкову не спалось -- нога ныла, -- то он тотчас же прибавил: -- Всякая баба беспардонная и есть. Но только мало полного нашего понятия о бабе. От нее столько загвоздок, что лучше и не думай, по каким причинам, а бей ее! Оно верней.

            Бычков, матрос лет за тридцать, уверенно и убежденно проговорил эти слова и притом без всякого озлобления. Напротив! И в его некрасивом, грубом лице, и в тоне его голоса было много добродушия.

            -- За что бить? -- спросил Волк.

            И в его голову пришла мысль: может, не обескуражила бы его Фенька, если бы он ее бил? Но в ту же минуту мысль эта исчезла. Стал бы

 

Фотогалерея

Stanjukovich 10
Stanjukovich 9
Stanjukovich 8
Stanjukovich 6
Stanjukovich 5

Статьи
















Читать также


Морские рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Что не хватает на нашем сайте?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту