Станюкович Константин Михайлович
(1843-1903)
Проза

164

проговорил:

            -- И вот что еще, любезный друг: прошу вас сегодня ко мне обедать в шесть часов. Но только смотрите: если приедете под парусами, -- два рифа взять! -- прибавил, уже смеясь, адмирал.

            Адмирал не делал никаких учений. Поблагодарив собравшихся офицеров и команду, он уехал с корвета, пригласив капитана и двух офицеров к себе обедать.

            Как только что адмирал уехал, капитан отдал ревизору приказание заготовить немедленно провизию к завтрашнему утру.

            -- Завтра утром мы снимаемся с якоря и идем в Шанхай!

            -- Есть! -- отвечал ревизор.

            -- Адмирал здесь остается, Василий Федорович? -- спрашивал старший офицер.

            -- Он с нами идет. Завтра перебирается... но вы не печальтесь... только до Шанхая! -- прибавил улыбаясь капитан. -- А оттуда мы пойдем в отдельное плавание.

            "Слава богу!" -- подумал Андрей Николаевич. Хотя сегодня он и был расхвален адмиралом, тем не менее все-таки полагал, что чем дальше от начальства, тем лучше. И он пошел в кают-компанию завтракать и сообщить новости.

            -- Вот тебе и на! Значит, Хакодате так и не увидим! -- заметил Лопатин.

            -- А сегодняшний день?.. Снимаемся завтра. И нечего особенного здесь смотреть... Да и, верно, зимовать придем в Японию... Еще насмотримся на нее! -- отвечал Андрей Николаевич.

            И на радостях, что адмиральское посещение прошло благополучно и что "Коршун" показал себя во всех отношениях молодцом, Андрей Николаевич велел подать из собственного запаса десять бутылок шампанского и угощал всех с обычным своим радушием.

            -- Ну, что, познакомились теперь с адмиралом? -- поддразнивали Ашанина в кают-компании.

            -- Это еще что за знакомство... Разве он так разносит! -- говорил Поленов.

            -- Вот кричал он вам на катер, чтобы вы риф взяли, так я вам скажу! Точно быка резали! -- смеялся Лопатин.

            -- И как это вы не слыхали?

            -- За ветром не услышишь.

            -- Ну, да он быстро отошел! -- заметил старший штурман. -- И ваша отчаянность ему понравилась. Он ведь сам отчаянный.

            -- Да, Ашанин, не управься вы хорошо сегодня, пришлось бы вам купаться... Но вы молодцом! -- заметил старший офицер и приказал вестовому налить еще бокал шампанского.

            После завтрака Ашанину пришлось вступить на вахту, а после ехать обедать к адмиралу на "Витязь". Так ему и не пришлось побывать на берегу. Но зато на "Витязе" он встретил несколько своих товарищей и провел с ними вечер. В этот вечер много анекдотов рассказывали ему гардемарины о "глазастом дьяволе" и, между прочим, читали ему стихи, сочиненные на адмирала.

           

            IV

           

            За этот короткий переход из Хакодате в Шанхай все, не знавшие беспокойного адмирала, более или менее хорошо познакомились с ним. Всего было, и многим попадало. Особенно часто попадало Быкову, и он боялся адмирала пуще огня и пугливо прятался за мачту, когда, бывало, адмирал показывался наверху.

            Более всего донимал он мичманов и гардемаринов, требуя их почти каждый вечер в капитанскую каюту, которую занимал, и заставлял их слушать то, что он читал, -- преимущественно историю морских войн, а то и просто литературные произведения, -- и боже сохрани было не слушать или не уметь повторить прочитанного! Кроме этих чтений, он беседовал и в этих беседах старался вселить в молодых моряках тот "морской дух", который он считал главным достоинством в моряке. Особенно любил он рассказывать о Нельсоне, Лазареве и Корнилове, и через несколько дней все -- даже ленивец Быков -- знали, какой приказ отдал Нельсон перед Трафальгарским сражением. Заботясь не об одном только морском образовании молодых моряков и зная,

 

Фотогалерея

Stanjukovich 10
Stanjukovich 9
Stanjukovich 8
Stanjukovich 6
Stanjukovich 5

Статьи
















Читать также


Морские рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Что не хватает на нашем сайте?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту