Станюкович Константин Михайлович
(1843-1903)
Проза

2

Есть, ваше благородие!

            -- Ведь до смерти его изобьешь... У тебя кулак!.. И угодишь в арестанты из-за мерзавца. Помни, Волк.

            -- Есть, ваше благородие!

            И тон голоса Волка, и выражение его лица как будто говорили, что не стоит в арестанты из-за такого человека, который своим подлым разговором довел до драки и теперь, как "последний матрос", обсказал причину старшему офицеру.

            -- И ты, Волк, знаешь... того... Не распускай шкотов... Нечего матросу скучать... Плюнь! -- почти ласково промолвил Петр Петрович.

         

      II

           

            Через полчаса в кают-компанию вошел худощавый и маленький старый врач Никифор Иванович. Обыкновенно веселый и легкомысленный "папильон" , он несколько озабоченно сказал старшему офицеру:

            -- Дело-то "табак", Петр Петрович!

            -- Больных не любите, так и "табак", Никифор Иваныч? -- проговорил, подсмеиваясь, старший офицер.

            Он хорошо знал, что этот "мичман", несмотря на его почтенный возраст, не любил лечить больных. Давно уже позабывший медицинские книжки, он всегда весело говорил, что природа свое возьмет, а не то госпиталь есть, если матросу предназначено в "чистую", как Никифор Иванович называл смерть.

            По счастью для него и, главное, для матросов, на корвете больных не бывало.

            -- Да что их любить, Петр Петрович! А Волка нужно бы в госпиталь!

            -- Разве на корвете нельзя зачинить?

            -- Все можно, а лучше отправить на берег. Природа у Волка свое возьмет, и хирург живо обработает. Рана глубокая, под ухо прошла... Перевязку сделал, а теперь пусть дырку чинят в госпитале. Верней-с. Ну, да и я, признаться, давно не занимался хирургией, Петр Петрович!.. И вообще не любитель лекарств! -- откровенно признался Никифор Иванович.

            -- А Руденко что?

            -- Отлежится... Дня через три с богом порите его, Петр Петрович!

            -- А нога?

            -- То-то перелома будто нет. Посмотрю, как завтра... И ловко же его изукрасил Волк! Счастье, что Руденко еще цел! -- весело промолвил старенький доктор.

            Старший офицер послал вестового сказать на вахте, чтобы подали к борту четверку, и сказал юному, несколько месяцев тому назад произведенному смуглолицему мичману Кирсанову:

            -- Отвезите, Евгений Николаич, вашего любимца в госпиталь. Да попросите сейчас же его осмотреть и спросите, нет ли опасности.

            -- Слушаю, Петр Петрович!

            -- И ведь с чего сбрендил старый дурак! Знаете, Евгений Николаич?

            -- Знаю, Петр Петрович. Оттого он переменился в последнее время и тосковал.

            -- То-то и удивительно... Волк... и... из-за какой-то Феньки!..

            -- Волк не похож на других... Он по-настоящему любит женщину! -- краснея и взволнованно

 

Фотогалерея

Stanjukovich 10
Stanjukovich 9
Stanjukovich 8
Stanjukovich 6
Stanjukovich 5

Статьи
















Читать также


Морские рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Что не хватает на нашем сайте?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту