Станюкович Константин Михайлович
(1843-1903)
Проза

154

уже на что всегда лаявшийся на все иностранные порты, хотя он в них дальше ближайшего от пристани кабака никогда и не заглядывал, и находивший, что чужим городам против российских не "выстоять", и что только в России водка настоящая и есть бани, а у этих "подлецов", под которыми Федотов разумел представителей всех наций без разбора, ни тебе настоящей водки, ни тебе бань, -- и тот даже находил, что в Гонолуле ничего себе и что народ даром что вроде арапов, а обходительный, приветливый и угостительный.

            -- Вовсе простой народ! -- пояснял боцман свои впечатления боцману Никифорову, отдыхая после ругани во время утренней уборки на якорной лапе. -- Намедни зашел я в один ихний домишко... Прошу воды испить. Так и воды дали, да еще апельсинов нанесли. "Ешь, мол!" Я им, значит, монету предлагаю за апельсины... Ни за что! Обиделись даже. Вовсе простой народ! -- снова повторил Федотов.

            -- Да-да... хороша Гонолуль... -- подтвердил и Никифоров. -- И гулять в ней способно как-то... Иди куда глаза глядят... Небось, не заблудишься... Эти самые канаки приведут тебя к пристани.

            -- То-то приведут... Только вот у них король какой-то, прямо сказать, замухрыжный. Совсем звания своего не соблюдает. Только слава, что король! -- недовольно заметил Федотов и внушительно прибавил: -- Ты ежели король хоть и черного народа, а все должен себя соблюдать, а то шляется по улицам, и никто его не боится... А короля должно бояться!

            -- Главная причина, Захарыч, -- выпить любит... От того и форцу в ем нет.

            -- Ты пей, коли любишь, по времени... Отчего не выпить и королю? И он, братец ты мой, хоть и помазанник божий, а после трудов и ему в охоту погулять, -- возразил Федотов, очевидно допускавший, чтобы и король напивался до такого же бесчувствия, как, случалось, напивался и он сам, боцман "Коршуна". -- Но главная причина -- держи себя настояще. Соблюдай свое звание... Не шляйся в народе... Помни, что ты какой ни на есть, а король... Напущай страху, чтобы, значит, поджилки тряслись... И чем выше дано человеку звание, тем больше следует напущать страху, чтобы народ понимал и боялся! -- философствовал Федотов, державшийся самых непоколебимых принципов насчет спасительности страха и очень недовольный новыми порядками, которые заведены на "Коршуне" благодаря командиру.

            Но, кажется, больше всех восхищался бывшей стоянкой Бастрюков. Чуткая поэтическая душа его, воспринимавшая необыкновенно сильно впечатления, даваемые природой, и умевшая как-то одухотворять эту самую природу и, так сказать, проникаться ею, словно бы он сам составлял частичку ее, казалось, нашла на этом прелестном острове что-то вроде подобное райскому жилищу. И он говорил своим несколько певучим голосом Ашанину, когда тот спросил его о том, понравился ли ему Гонолулу:

            -- Как же не понравиться, ваше благородие, добрый баринок... Изо всех местов, где мы были, нет лучше этой самой Гонолули... Кажется, господь лучшего места и не создавал... Хорош островок... Ах, и как же хорош, ваше благородие! И так он хорош, что и сказать невозможно. И воздух, и это всякое растение зеленое, сады эти... благодать да и только... Тут, глядючи вокруг себя, богато и почувствуешь... Живи, мол, человек, смотри и не делай никому зла... Оттого-то, ваше благородие, и эти самые канаки такой ласковый народ, никого не забижают, и все у него по-простому. Хрещеный он или не хрещеный, этот самый черный канак, а бога по-своему чует, может быть, лучше хрещеного, потому вокруг себя видит, можно сказать, одну ласку господню. И нет у них утеснениев друг от дружки. Король-то у них простенький и пьяненький, а добер, сказывают, со своим народом, не

 

Фотогалерея

Stanjukovich 10
Stanjukovich 9
Stanjukovich 8
Stanjukovich 6
Stanjukovich 5

Статьи
















Читать также


Морские рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Что не хватает на нашем сайте?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту