Станюкович Константин Михайлович
(1843-1903)
Проза

142

тихо поднимались в гору.

            Но вот, наконец, через час езды показался лесок, и оттуда донесся острый аромат апельсинов. Скоро коляска въехала в роскошную большую рощу апельсинных и лимонных деревьев; аромат от зеленых еще плодов и листвы сделался еще сильнее. Здесь остановились и вышли погулять, но долго гулять не пришлось: у наших путешественников начинали болеть головы и от жары и от этого душистого запаха, и они поторопились сесть в экипаж.

            Роща или, вернее, лес этих плантаций кончился, начался спуск, и коляска въехала в дикое ущелье между отвесно поднимающимися горами. По бокам, на этих отвесах, гордо поднимали свои верхушки высокие пальмы различных видов, преимущественно кокосовые, развесистые тамаринды, пихты и великаны секвойи. В ущелье было прохладно. Коляска двигалась медленно по узкой дороге, загроможденной камнями. И доктор и Володя были в восторге, любуясь этой роскошью растительности и мрачным видом ущелья.

            Но вот коляска остановилась, и кучер сказал:

            -- Выходите, джентльмены.

            Джентльмены вышли и ахнули от восторга.

            Они были над кручей, над которой громоздились камни и среди них деревья, казавшиеся крошечными, а прямо перед ними расстилалась беспредельная даль океана, красивого, голубого. Кругом царила тишина, и только тихий гул прибоя нарушал эту торжественную тишину.

            -- Прелесть! -- воскликнул Володя.

            -- Хорошо! -- ответил Федор Васильевич.

            Они уселись на камне. Через несколько минут кучер, повернув коляску назад и привязав лошадей к дереву, подошел к ним, уселся на другом камне и проговорил:

            -- А знаете, господа, какую историю рассказывают канаки об этом месте?

            -- Не знаем. Расскажите, пожалуйста.

            И кучер рассказал, что много лет тому назад здесь, на острове, была междоусобная война, против короля восстали и объявили королем другого. Это самое ущелье решило участь прежней династии. После победоносного сражения инсургенты загнали своих врагов к этому обрыву, и все они были сброшены вниз.

            -- До сих пор еще груды костей валяются внизу у берега! -- заключил рассказчик и снова засосал свою сигару.

            Этот странный извозчик, которого называли капитаном и который, по всем признакам, занимался своей теперешней профессией случайно, давно уже интересовал и доктора, и Ашанина. И Володя осторожно спросил:

            -- А вы давно здесь живете?

            -- Да уж лет пять, -- отвечал кучер в цилиндре и прибавил: -- с тех самых пор, как погибла моя бедная "Нита".

            -- Ваша супруга? -- спросил Володя.

            -- Нет, молодой джентльмен, не супруга -- я тогда еще не был женат, -- а превосходный китобойный барк "Нита", которым я командовал пятнадцать лет и в последний год купил у владельцев и стал полным собственником. И как удачен был последний лов!.. "Нита" имела полный груз, даже палуба была полна бочками... и я рассчитывал положить в карман, по крайней мере, тысяч пятнадцать долларов, а вместо того... А главное, сам виноват: не застраховал "Ниту"... Ну, да мы, американцы, не падаем духом... Теперь я вот извозчик, а скоро опять заведу новую "Ниту" и пойду китобойничать! -- вызывающе прибавил янки.

            -- А где ваша "Нита" погибла, капитан? -- осведомился Ашанин.

            -- Недалеко отсюда, недалеко отсюда, милях во ста... Шторм был отчаянный, я вам скажу, господа, и продолжался, подлец, целые сутки... Думал: "Нита" выдержит, не в первый раз она бывала в передрягах...

            -- Отчего же она не выдержала, капитан?.. Не угодно ли вам сигару? -- предложил доктор.

            -- Благодарю, сэр... Сигары у вас, кажется, хорошие! -- проговорил он, понюхав сигару, и тотчас же закурил

 

Фотогалерея

Stanjukovich 10
Stanjukovich 9
Stanjukovich 8
Stanjukovich 6
Stanjukovich 5

Статьи
















Читать также


Морские рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Что не хватает на нашем сайте?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту