Станюкович Константин Михайлович
(1843-1903)
Проза

112

мундире, стоял теперь на мостике, то посматривая беспокойным взглядом на флагманский фрегат, то на палубу и на мачты.

            Вдруг лицо его выразило ужас. Он увидал двух обезьян -- Егорушку и Соньку, которые, видимо, нисколько не проникнутые торжественностью ожидания адмирала, с самым беззаботным видом играли на палубе, гоняясь друг за другом, и дразнили добродушнейшего и несколько неуклюжего водолаза, проделывая с ним всевозможные обезьяньи каверзы, к общему удовольствию команды.

            Обо всем вспомнил сегодня Андрей Николаевич, а о них-то и забыл!

            -- Боцмана Федотова послать! -- крикнул он.

            -- Боцмана Федотова послать! -- раздался окрик вахтенного унтер-офицера.

            -- Есть! -- отвечал уже на ходу боцман Федотов, несшийся на рысях к старшему офицеру и выпучивший вопросительно глаза, когда остановился перед мостиком.

            -- Надо убрать на время куда-нибудь обезьян и собаку, а то черт знает что может случиться во время смотра! -- проговорил старший офицер.

            -- Есть, ваше благородие... Куда прикажете их посадить?

            -- Куда? -- задумался старший офицер. -- Привязать их в гардемаринской каюте! -- внезапно решил он.

            -- Слушаю, ваше благородие... Только осмелюсь доложить насчет обезьянов...

            -- Ну, что еще? -- нетерпеливо перебил старший офицер.

            -- Трудно будет поймать их... Лукавое животное, ваше благородие.

            -- Как-нибудь да поймать и посадить... Да живо! -- прибавил Андрей Николаевич.

            И с этими словами он тревожно взглянул на фрегат и спросил у сигнальщика, не спускавшего подзорной трубы с фрегата:

            -- Что, отвалил адмирал?

            -- Никак нет, ваше благородие. Катер у борта.

            Федотов был прав. Действительно, исполнить приказание старшего офицера и поймать обезьян было трудно. С водолазом дело обошлось просто: его взяли за шиворот и, к немалому его изумлению, отвели в гардемаринскую каюту и привязали на веревку, а обезьяны решительно не давались, несмотря даже на куски сахара, которые поочередно и Федотов и другие матросы протягивали и Егорушке и Соньке с коварным намерением захватить их. Но они, видимо, отнеслись к такому неожиданному со стороны матросов угощению подозрительно, предвидя какой-нибудь подвох, и приближались на такое расстояние, что при каждой попытке схватить их они успевали задавать тягу и садиться в места, более или менее гарантирующие их безопасность. Долго продолжалась эта травля к общему смеху команды. Боцман и несколько других ловцов измаялись, гонявшись за ними по всему корвету.

            -- Подожди ужо, шельмы! -- погрозил боцман обезьянам, сидевшим на вантах и, казалось, насмешливо скалившим зубы, и послал матроса за сеткой, а сам отвернулся, будто не обращая более на них никакого внимания.

            Сетка принесена. Матрос осторожно приблизился и только что сделал движение, как Егорушка и Сонька бросились по вантам наверх и в мгновение ока уже были на брам-pee и поглядывали вниз.

            -- Эка дьяволы, чтоб вас! -- пустил им вслед боцман и хотел было бежать доложить старшему офицеру, что "обезьянов" никак нельзя поймать, как в эту минуту раздался взволнованный голос старшего офицера:

            -- Караул, наверх!.. Команда во фронт!..

            Все мгновенно затихло на корвете.

            По обе стороны палубы, от шканцев до бака, стояла, выстроившись в две шеренги, команда; на левой стороне шканцев выстроился караул, а на правой -- офицеры, имея на правом фланге старшего офицера, а на левом кадета Ашанина.

            Капитан и вахтенный начальник ожидали у трапа.

            -- Шабаш! -- раздался молодой окрик гардемарина, сидевшего на руле адмиральского катера, и через минуту на палубу

 

Фотогалерея

Stanjukovich 10
Stanjukovich 9
Stanjukovich 8
Stanjukovich 6
Stanjukovich 5

Статьи
















Читать также


Морские рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Что не хватает на нашем сайте?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту