Станюкович Константин Михайлович
(1843-1903)
Проза

77

затем снова поднялась и стала бешено метаться во все стороны, чтобы освободиться от остроги. Отчаянное движение... и акула освободилась, лишившись куска тела, и тихо-тихо, будто отдыхая, пошла на глубину. "Лоцмана", оставившие своего владыку во время опасности и в смятении плававшие у корвета, теперь снова пустились к ней и исчезли из глаз. Так же неудачна была охота и в другой раз на огромный крюк с солониной.

            Альбатросы легко ловились на крюки с приманкой, и когда их поднимали на палубу, они как-то неуклюже ступали, сложив вчетверо свои громадные крылья. Их отпускали на волю, и двум из них подвязали на цепочках дощечки с вырезанной на них надписью по-французски "Corchoune. Широта такая-то. Долгота такая-то" и выпустили. Они расправили крылья и взвились с этими дощечками на шеях.

            Некоторое развлечение доставляет и встреча на близком расстоянии с каким-нибудь судном. Сейчас же в виде первого приветствия поднимают кормовые флаги (если они не были подняты) на обоих судах, и начинаются разговоры посредством международных сигналов: откуда и куда идет, сколько дней в море, имя судна и т.п. Много повстречал "Коршун" встречных судов, разных "Нимф" и "Духов волны", и "Ивана с Марьей", и "Эмму с Матильдой", и просто "Луиз", "Амалий" и "Каролин", которые ходят себе из Европы в Индию или Австралию и обратно с такой же беззаботностью, с какой мы ездим из Петербурга в Москву.

            Иногда приходилось "Коршуну" встречать и спутника. Тут уж на обоих судах не зевают. Морское самолюбие заставляет друг с другом гоняться. Прибавит соперник парусов, и "Коршун" сделает то же самое. Никому не хочется, чтоб ему показывали "пятку", как говорят англичане. Но в конце концов кто-нибудь да уйдет вперед, или ночь разлучит.

            Хороши были в тропиках дни, но ночи были еще прелестнее. Ах, что это были за ночи! Какая нега, какая роскошь!

            Однажды Ашанин увидел такое дивное зрелище, которое на всю жизнь осталось у него в памяти.

            Это было недалеко от экватора.

            Был одиннадцатый час вечера. Ашанин сидел в кают-компании и слушал игру на фортепиано мистера Кенеди, как вдруг сигнальщик прибежал и доложил:

            -- Просят наверх, смотреть, как море горит!

            Все бросились наверх и были поражены тем, что увидали. Действительно, море точно горело по бокам корвета, вырываясь из-под него блестящим, ослепляющим глаз пламенем. Около океан сиял широкими полосами, извиваясь по мере движения волны змеями, и, наконец, в отдалении сверкал пятнами, звездами, словно брильянтами. Бока корвета, снасти, мачты казались зелеными в этом отблеске.

            Луна сияла в полном блеске, а небо блестело звездами.

            Картина была величественная.

            Доктор по этому случаю прочел маленькую лекцию о свечении моря, благодаря присутствию в нем мириад живых организмов -- разнообразных инфузорий, монад, дрожалок различных форм и величин, которые отделяют светящуюся жидкость вследствие разряжения электричества, вызываемого волнами. Подобное яркое свечение объясняется громадным количеством этих организмов, скопленным на сравнительно небольшом пространстве, в которое попал корвет.

            Через полчаса зрелище это прекратилось, и хотя по бокам корвета и сзади светилось море фосфорическим светом, но это было обыкновенное слабое свечение, и после бывшего блеска все в первую минуту казалось погрузившимся во мрак, хотя луна и ярко сияла.

            "Коршун" приближался к экватору, когда нагнал купеческое судно, оказавшееся английским барком "Петрель". Он шел из Ливерпуля в Калькутту. Целый день "Коршун" шел почти рядом с "Петрелью", и на другой день попутчики держались близко друг от друга. Направленные

 

Фотогалерея

Stanjukovich 10
Stanjukovich 9
Stanjukovich 8
Stanjukovich 6
Stanjukovich 5

Статьи
















Читать также


Морские рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Что не хватает на нашем сайте?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту