Станюкович Константин Михайлович
(1843-1903)
Проза

58

доносившимися из-за опущенных жалюзи.

            И наши моряки невольно умерили голоса и заговорили почти шепотом.

            Вдруг из одной из вилл, затонувшей в зелени, раздался чудный свежий голос, металлическое сопрано, певшее арию из "Пуритан". Моряки остановились и замерли, слушая пение.

            И эта ночь, и это пение совсем околдовали нашего юношу, и он был в каком-то восторге. Так бы и слушал без конца чудный голос.

            Но голос смолк. Моряки постояли, ожидая, не запоет ли певица еще. Какая-то тень мелькнула на балконе и скрылась. В вилле погасли огоньки, и моряки пошли к пристани, у которой дожидался их катер с "Коршуна".

            Матросы дружно гребли по штилевшему океану, который серебрился под луной, и брызги воды, падавшие с весел, казались брильянтами. Вот и огни "Коршуна", и катер пристал к борту.

            На следующее утро, до восхода солнца, Ашанин в компании нескольких моряков поднимался на маленькой крепкой лошадке в горы. Небольшая кавалькада предоставила себя во власть проводников, которые шли, держась за хвосты лошадей. Впереди ехал мичман Лопатин, так как у него был самый старый и опытный проводник.

            Дорога была в высшей степени живописна и в то же время, чем выше, тем более казалась опасной и возбуждала у непривычных к таким горным подъемам нервное напряжение, особенно когда пришлось ехать узенькой тропинкой, по одной стороне которой шла отвесная гора, а с другой -- страшно взглянуть! -- глубокая пропасть, откуда долетал глухой шум воды, бежавшей по каменьям.

            Все подвигались шагом, друг за другом. Тропа шла вниз. Лошади то и дело спотыкались. Справа -- стена, слева -- пропасть, Ашанину было жутко, и он взглядами призывал на помощь проводника, беспечно идущего сзади.

            -- Не бойтесь, не бойтесь, -- говорил тот ломаным английским языком, -- не затягивайте мундштука, лучше бросьте совсем поводья. Лошадь не первый раз ходит в горы, -- добавил проводник, любовно трепля по шее своего хорошенького серого коника.

            На половине дороги к монастырю -- цель экскурсии, -- построенному на верхушке одной из гор, проводники просили, во-первых, остановиться и, во-вторых, дать им на водку. Кстати тут, среди деревьев, ютилась хижина, крытая широколистным тростником, в которой продавались вино и фрукты. Порядочно уставшие моряки охотно согласились и выпили по рюмке какой-то дряни, которую хозяин кабачка называл "настоящей мадерой", и съели по куску скверного сыра с черствым хлебом. Тем временем проводники распоряжались огромной бутылкой, не переставая ругаться между собой.

            В горах было хорошо -- не жарко. Из окружавшего леса веяло прохладой.

            Отдохнув немного, моряки поехали далее. После спуска дорога снова поднималась кверху. Тропа становилась шире и лучше. Лошади пошли скорее. Опять, как и в начале подъема, то и дело показывались из-за зелени маленькие виллы и дачи. Вот и знаменитая вилла какого-то англичанина-банкира, выстроенная на самом хребте одной из гор. Наконец, на верхушке одного из отрогов показался и монастырь -- высшее место в горах, до которого можно добраться на лошадях. Выше можно подниматься только пешком.

            Обыкновенная и прямая дорога, ведущая из города в монастырь, вьется белой лентой между дачами и садами. Она вымощена гладким камнем, и по ней все ходят или ездят в церковь. Та же дорога через горы, по которой приехали моряки, специально назначена для иностранцев -- охотников до видов и до сильных ощущений. Для туриста, бывшего на Мадере, эта прогулка так же обязательна, как посещение лондонского туннеля или собора св. Петра в Риме.

            Вид с паперти монастыря восхитительный. Маленькие фунчальские домики -- как

 

Фотогалерея

Stanjukovich 10
Stanjukovich 9
Stanjukovich 8
Stanjukovich 6
Stanjukovich 5

Статьи
















Читать также


Морские рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Что не хватает на нашем сайте?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту